ЧАСТЬ 2

VI


Ученики тогда вернулись
И весть Иисусу принесли,
Сколь многие душой проснулись
И к вере истинной пришли.

Иисус спросил: "А кем считает
Меня Израильский народ?"
"Кто за пророка почитает,
А кто Крестителем зовёт", -

Они Иисусу отвечали.
"А ваше мненье каково?
Вы сами - кем Меня признали
И посчитали за кого?" -

Спросил Иисус, И Пётр ответил:
"Ты Божий Сын, и Ты - Христос".
Иисус сказал: "Блажен и светел
Ты, Симон, ибо произнёс

Не от себя ты это слово,
А Бог открыл тебе его,
Чтоб ты отрёкся от былого
Служенья ради своего.

И ныне пред учениками
Скажу тебе лишь одному:
В Моей ты Церкви - первый камень,
Опора зданию всему".

И было, что к Нему немого
Слепца однажды привели.
Когда же речь и зренье снова
Тому вернул Он, то смогли

Ему сие в вину поставить,
Не уловив Его в словах.
Привыкло фарисейство править
Единолично во церквах

И так то дело извернуло,
Христа желая превозмочь,
Что, дескать, силой вельзевула
Он бесов изгоняет прочь.

Иисус же, видя их лукавство,
Сказал им. "Разве устоит
То царство, где самоуправство
И беззаконие царит?

И если бес погонит беса,
То что же будет с сатаной?
Какая мрачная завеса
Над их опустится страной!

Вам говорю кто не со Мною:
Вы расточаете себя.
И будет вашей то виною,
Вы в ней раскаетесь, скорбя.

Кто добр - не делает иного,
В нем злое пламя не горит,
От злого - слова ждите злого,
Он доброго не говорит.

Но помни, всякий говорящий,
И знай, крамольная молва:
Наступит час, и пред Судящим
За все ответите слова!"

"Яви нам чудо, и сомнений
Не будет!" - молвят хитрецы.
Но Он ответил им: "Знамений
Прелюбодеи и лжецы

Всегда желают. Ожидает
Лишь огорченье таковых.
Кто о знамениях мечтает,
Тот не заслуживает их".

В тот самый день, у моря сидя,
Иисус до времени молчал.
Народ же при себе увидя,
Его Он притчей поучал:

"Вот, вышел некий земледелец
Зерном засеять свой надел,
Но в силу всяческих безделиц
Посев тот вскоре поредел.

Какое пало при дороге
Зерно, то птицы унесли,
Остаток - вытоптали ноги,
И зерна эти не взошли.

А то зерно, что в камни пало,
Укорениться не смогло,
Иное - в тернии пропало
И тоже всходов не дало.

И только то зерно сторично
Вознаградит жнеца за труд,
Которое в земле отличной
Легло. Богатый соберут

Там Урожай. Имея уши,
Извольте вникнуть я речь Мою!
Я вам спасаю ваши души,
Чтоб оказались вы в раю.

Чтоб пробудить бездумно спящих,
Я смысл раскрой притчи сей:
Тот сеятель есть Говорящий
Благое Слово средь людей.

Зерно, что пало при дороге,
Суть те, кто разумом скудны.
У них любую мысль о Боге
Крадут усилья сатаны.

Зерно, которое упало
На камни, это те из вас,
Кто верят иногда и мало
И отрекутся в трудный час

Другие - Слово принимают,
Но тем сгубляется их плод,
Что мир богатством называет,
А притча тернием зовёт.

И только тех благословенно
Для Бога имя, кто поймёт
И примет Слово совершенно,
И плод стократный принесёт.

Но знайте, что лукавый тоже
Посеял в мире семена,
Те, что на плевелы похожи.
А участь плевелов одна:

Жнецы их с корнем вырывают,
Чтоб бросить в огненную печь,
И в муках там они сгорают,
Где плач, тоска и злая речь.

А праведники воссияют,
Как звёзды, в Царствии Творца.
Меня кто слышит, да дерзает
Подобного достичь конца.

Ничто на свете не сравнится
С Небесным Царством. Верьте Мне,
Что малая его крупица
Дороже всех златых монет

И самых редкостных жемчужин,
И человек, тот клад найдя,
Поймёт, что мир ему не нужен,
С восторгом к небу восходя".

Когда же вечер опустился,
То говорят ученики:
"Учитель, лучше бы простился
С народом Ты, ведь далеки

Отсюда сёла их, и нечем
Нам накормить их. Пусть идут,
Им дома ужин обеспечен,
А здесь его не подадут".

Иисус сказал им: "Вы дадите
Им есть, отсюда не сходя".
Они ответили: "Учитель,
Ты, видно, молвил то, шутя.

НА Эти тысячи народа
Здесь пять хлебов и рыбы две".
Но Он сказал им: "Вся природа
Подвластна Богу. На траве

Пусть люди лягут". Взяв же пищу,
Сказал, пред тем, каким отдать:
"Кто правды Божьей в мире ищет
Вовек не будет голодать".

И вдоволь всем еды досталось
Из рук Его учеников,
И после трапезы осталось
Двенадцать коробов кусков.

Ученикам велел пуститься
На лодке в море Он, а Сам
Взошёл на гору помолиться
И долго оставался там.

Меж тем на море шторм поднялся
В тревоге путники, и вот
Над морем призрак показался,
Идущий к ним по верху вод.

Они вскричали от испуга,
Смятенья больше не тая,
Но глас Учителя и Друга
Сказал: "Не бойтесь, это Я".

Тут Пётр решил Его проверить,
В себе все страхи истребя,
И крикнул: "Дай тогда измерить
Шагами воду до Тебя!"

Иисус ответил: "Коль решился,
Теперь же можешь приступать".
И Пётр пошёл, но усомнился
И тут же начал утопать.

Иисус сказал, поднявши вскоре
Его простёртою рукой:
"Когда б ты верил, это горе
Не приключилось бы с тобой.

Вам говорю: имея веру,
Возможно гору своротить,
В минуту вылечить холеру,
Не то что по морю ходить".

В тот миг и волны перестали
Вздыматься, стих и ветра вой.
И Сыном Божиим признали
Тогда Апостолы Его.


VII


Быв фарисеем приглашённым,
Возлёг Он в доме у него
И, плач услышав приглушённый;
Узрел виновницу того.

Ему слезами обливала
Младая женщина ступни
И волосами отирала;
Когда же высохли они,

Тогда она сосуд достала,
С которым шла Его встречать,
И драгоценным миром стала
Иисусу ноги умащать.

Тут фарисея мысль тревожит:
"Какой, скажите, Он пророк,
Когда Он грешницу не может
Прогнать, сидящую у ног?"

Иисус решил здесь притчу вставить:
"С вас не взыщу я впредь долгов",-
Сказал один заимодавец,
Двоих имея должников.

Долг одного был больше долга
Другого ровно в десять раз.
Скажи, подумавши недолго,
Кто из прощённых в этот час


Сильней хозяина возлюбит?"
-Какому больше прощено.
-Вот потому свой сук тот рубит,
Кто о грехах своих давно

Не вспоминает, и уверен
Надменно в святости своей.
Грех таковых как раз - безмерен.
И говорит девице сей:

"Раз возлюбить ты так сумела,
Дела твои не столь плохи.
Иди, Мария, к людям смело,
Тебе прощаются грехи".

Здесь фарисеи стали злиться:
"Да кто Он, чтоб грехи прощать?"
Иисус им дал угомониться,
Чтоб притчу новую начать:

"У старика два сына было,
Был младший - с детства сорванец,
Его свобода всё манила.
Однажды он оказал: "Отец!

Изволь мне выдать часть наследства,
Тобой обещанную мне.
Я поживу на эти средства
В заморской сказочной стране".

Отец не отказал герою,
И тот покинул отчий дом,
Жил на чужбине и, не скрою,
Весьма распутничал при том.

Когда же отчее наследство
Он без остатка промотал,
То вспомнил розовое детство:
Великий голод там настал.

И он нанялся свинопасом
И о свиных мечтал кормах,
И молвил: "У отца запасов
Довольно. У него в рабах

Я впредь питаться буду хлебом,
Когда скажу ему при всех:
"Отец! Я согрешил пред небом.
Прости и ты мой тяжкий грех!"

И отрок с горькими слезами
Пришёл на родину свою.
"Отец! Я, грешник, перед вами
В немом отчаяньи стою.

Меня уж сыном не зовите..."
Но тот вскричал: "Молчи, молчи!",
Велел работникам: "Бегите,
На стол несите калачи,

Задайте пир, чтоб мир качнулся,
Чтоб месяц путь свой изменил!
Мой сын живым ко мне вернулся!
А я его похоронил… "

Тут старший сын, пришедши с поля
И видя сытный тот обед,
Сказал отцу: "Твоей я воле
Служу покорно столько лет,

И ты друзьям моим козлёнка
Не заколол, а этот мот,
Едва вернулся, уж телёнка
Себе оттяпал без хлопот!"

Отец сказал: "Со мной всегда ты,
И всем владеем мы вдвоём,
Но в жизни есть такие даты,
Когда мы Богу песнь поём

За то, что нас не оставляет
Он без благих Своих чудес
И даже трупы оживляет.

Твой брат был мёртв, и вот - воскрес".

Но фарисеи не унялись
И говорят: "Зачем, Святой,
Твои друзья не постеснялись
Рук не умыть перед едой?"

Иисус сказал: "Предлог вам нужен,
Чтоб обстановку обострить.
Скоблите чашу вы снаружи,
Но нечиста она внутри.

Что примет человек устами,
Попавши в чрево, после вон
Извергнется. Поймите сами,
Не осквернится этим он.

И только тем сквернятся люди,
Что исторгается из уст.
В убийстве, в краже, в ссоре, в блуде
К устам исход бывает чувств.

А вам, вожди, одно лишь слово
Скажу, чтоб речь закончить тут:
Когда слепой ведёт слепого,
То оба в яму упадут".

Поздней, оставшись со Своими
Учениками, Он сказал:
"Придёт пора, в Ерусалиме
Мне наплюют они в глаза

И, к древу пригвоздив, повесят.
Но скорби не продлится срок,
И в третий день средь вас воскреснет
Убитый подлостью Пророк.

И чтобы в сердце вам злодейство
Не заползло в земные дни,
Друзья, страшитесь фарисейства,
Вовек не будьте, как они.

Пускай подлец всем миром правит,
В нём обитая, как в раю,
Какой он выкуп предоставит
За душу чёрную свою,

Когда конец его настанет,
И приведут его на суд,
И перед Господом предстанет
Всё, им содеянное тут?

Сказал я это, чтоб испугом
Вы не сломились. Я умру,
Но все получат по заслугам
За совершённое в миру.

И здесь такие есть меж вами,
Кто, не пройдя сквозь смертный миг,
Земными разглядят глазами
Мой царственный небесный лик.


VIII


Дней через шесть, проснувшись рано,
Он, подозвав к Себе Петра,
Иакова и Иоанна,
Сказал: "В дорогу нам пора ".

Взойдя на гору, Он молился,
И вдруг блеснул пред ними блик
И вид его переменился,
И стал Христа светиться лик

Ярчайшим светом; воссияла
Великолепьем неземным
Его одежда. И стояло
Два древних мужа рядом с Ним.

То были Моисей с Ильёю,
И Пётр сказал: "Учитель, здесь
Так хорошо нам быть с Тобою,
Что не хотим иных чудес.

Для вас три кущи мы раскинем..."
Тут глас с небес прервал его,
И Бог сказал: "Не спорьте с Сыном,
Его люблю, как никого".

Ученики на лица пали
От страха голоса того.
Когда ж, открывши очи, встали,
То зрят Иисуса одного.

"Не разглашайте это чудо,
Его лишь в памяти храня,
До срока, как распят Я буду
И через три воскресну дня",-

Так Он сказал. Они ж спросили:
"А как понять загадку ту,
Что должен был, как говорили,
Илья предшествовать Христу?"

Он отвечал: "И вам не лгали,
Илья и вправду приходил,
Но подданные не узнали,
А царь главу ему срубил".

Когда сказал им так Учитель,
Смогли прочесть они меж строк,
Что это Иоанн Креститель,
Казнённый Иродом пророк.

Спустя немного, приступили
Опять к Нему ученики
И так Иисуса вопросили:
"Сомненья наши нелегки:

Кто в Божьем Царстве будет главным?"
Тогда Иисус дитя призвал
Улыбкою и жестом плавным,
Средь них поставил и сказал:


"Кто к чистой вере обратится
В прелюбодейном сем краю,
Кто как ребёнок умалится,
Тот возвеличится в раю.

А если кто себе на горе
Дитя такое соблазнит,
Того бы лучше бросить в море,
И да навеки поглотит

Его пучина! Пусть опасны
Все искушенья наших дней,
Как ни страшны в миру соблазны,
Расплата всё-таки страшней.

Но если брат тебя обидит,
Полтыщи раз ему прости.
Тому, кто брата ненавидит,
Небесный рай не обрести ".

При сём сказал: "Правитель некий
Решил со слуг взыскать долги.
И вспомнил он о человеке,
Чьи займы были велики.

Да так, что долг его составил
Большую груду серебра.
И царь платить его заставил,
Давно, мол, подошла пора.

Но тот взмолился: "Не имею
Я серебра, чтоб заплатить!"
Тут царь сказал: "В тюрьму злодея.
Его ж семью - с торгов пустить!"

Должник пал в ноги: "Повелитель,
Моя вина, не так страшна!"
Умилосердился правитель
И долг простил ему сполна.

Царю тот раб казался беден,
Но у него товарищ был,
Которому пригоршню меди
В былое время он ссудил.

Как только, упросив владыку,
Злой раб тот вышел на простор,
То к должнику с ножом к кадыку
Пристал жестокий кредитор:

"Мне принцип мой всего дороже,
И я своё с тебя возьму!"
Друг умолял его, но всё же
Мерзавцем брошен был в тюрьму.

Узнав об этом, повелитель
Призвал злодея и сказал:
"Ещё сегодня, злой мучитель,
Ты на коленях умолял

Меня о милости, и сразу
Ты получил её. И вдруг
По твоему уже приказу
В темницу брошен твой же друг?

Иди ж вослед ему в оковах
И знай, противник доброты,
Что всех жестоких и суровых
Ждут тюрьмы, цепи и кнуты".

Так при кончине века будет,
И Я вам послан предвещать,
Что и Всевышний тех осудит,
Кто не научится прощать".

И Он дошёл до Иудеи
Из Галилейской стороны.
И приступили фарисеи,
К Иисусу зависти полны,

И говорят: "Перед Тобою
Мы в восхищеньи третий год.
Но что Ты скажешь на такое:
Сколь позволителен развод?"

Иисус ответил: "Фарисеи,
Мне в том загадка не видна.
Ведь сказано у Моисея,
Что будут двое плоть одна.

И всем, кто развестись мечтает,
Одно пристало отвечать:
Что Бог на небе сочетает,
Не человеку разлучать".

Тут подошёл богатый малый
И говорит: "Равви благой!
Что в мире мне творить пристало,
Чтоб в рай ступить своей ногой?"

Иисус сказал: "Лишь Бога только
Благим мы можем называть.
А чтобы в рай войти, изволь-ка
Сии законы соблюдать:

Не убивай; добра чужого
Не домогайся; не блуди;
Не клевещи на ближних словом;
Отца и матерь свято чти;

И в Божье Царство смело вступишь,
И примут там тебя, любя,
Когда ты ближнего возлюбишь,
Как любишь самого себя.

Но все сие не состоится,
Ты это к сведенью прими,
Коль не захочешь ты делиться
Богатством с нищими людьми.

Раздай имение и следуй
За Мной без суетных забот,
И славу Божию наследуй".
Но отошёл с печалью тот.

Иисус воскликнул: "Святотатство,
Когда богатый входит в храм!
Нельзя и Богу, и богатству,
Двум столь различным господам

Служить одним и тем же духом,
А потому скорее, знай,
Пройдёт верблюд игольным ухом,
Чем попадёт богатый в рай!"






IX


Сказал и притчу: "Лазарь нищий
У врат богатого лежал,
Мечтая напитаться пищей,
Какую тот не доедал.


Пришла пора, скончались оба,
И Лазарь был на небо взят,
А дух богатого из гроба
Был в тот же час низвержен в ад.

Из ада глядя, он увидел
Вдруг Авраама и того,
Которого не раз обидел
И презирал, как никого.

И он взмолился: "Аврааме!
Я так к страданьям не привык,
А в этой раскалённой яме
Мой весь потрескался язык.

Пошли же Лазаря с водою,
Мне б охладить язык чуток,
И я смирился бы с бедою".
Но Авраам сказал: "Сынок,

В миру ты только веселился
Весь век, а Лазарь - лишь страдал.
Теперь же Божий суд свершился
И час возмездия настал.

А сверх всего того, меж нами
Такая пропасть пролегла,
Что пересечь её крылами
Ничья душа бы не смогла".

Богач сказал: "Да не откажет
Мне Лазарь в малости такой:
Пусть он родне моей расскажет,
Как в аде мучусь я с тоской".

И был ответ ему: "Имеют
Живые Библию всегда,
И коль прочесть её сумеют,
Не попадут к тебе туда".

Богач сказал: "В скрижалях стёртых
Не признаёт уж мир закон,
Но если б кто воскрес из мёртвых,
То убедил бы многих он".

Но Авраам в ответ заметил:
"Коль Божье слово мир не чтит,
То Лазарь, воскрешённый в свете,
Навряд ли многих убедит".

Тут Пётр сказал: "Оставив всё, мы
Пошли с Тобой. Чего ж нам ждать?"
"Все, кто оставит семьи, домы
И будут за Меня страдать,

Получат во сто крат в сём веке,
Где так тяжёл сомнений груз,
А после смерти в вечной неге
Пребудут",- отвечал Иисус


И продолжал: "Хозяин дома
Решил работников найти,
Чтоб в винограднике знакомом
Всё подравнять и подмести.

И поутру, когда не ранил
Ещё жестокий зной поля,
Хозяин тот рабочих нанял,
Им по динарию суля.

С полуденным нещадным жаром,
Он вновь работников призвал:
"Идите, будете недаром
Трудиться",- людям он сказал.

Спустя же время, вновь выходит
Хозяин, и к себе зовёт
Всех тех, кто за день не находит
Работы у других господ.

Когда же вечер опустился,
Хозяин прежде тех призвал,
Кто меньше всех в тот день трудился,
И по динарию им дал.

И ту же плату получили
С полудня нанятые им.
Но первые из званых были
Уверены, что только к ним

Хозяин будет щедр особо,
И, получив не больше тех,
Один сказал из них: "До гроба
Мы не забудем этот грех!

Здесь целый день мы спину гнули.
А ты сравнял в оплате нас
С работниками, что тянули
Ту лямку лишь последний час!"

Хозяин молвил: "Иль не волен
Я заплатить им, как хочу?
Возьми своё и будь доволен,
Я как условились плачу".

Вот так и первые у Бога
Уступят арьергарду честь,
Поскольку званых в мире много,
А избранных недолго счесть".

В одном селении Он сразу
Десятком встречен был больных,
Что умоляли от проказы
Освободить скорее их.

Он рёк: "К священникам пойдите
И, как велел вам Моисей,
Их указанья соблюдите,
Чтоб избежать болезни сей.

Они отправились убоги
И стали здравы через час.
Один же, возвратившись, в ноги
Иисусу пал, и, много раз

Прославив Бога, удалился,
И это Самарянин был.
Иисус же только подивился:
"Иноплеменник не забыл

Прославить Господа, а эти
Ушли, спасибо не сказав.
Как злы бывают Божьи дети,
Когда имеют гордый нрав!

Их благодарность будет взвесить
Нетрудно, если захотим.
Ведь излечилось целых десять,
А возвратился лишь один".

 НА ЧАСТЬ 3