ЧАСТЬ 3

х


Во Ерихоне, славном граде,
К Иисусу рвался богатей,
Который словно о награде
Мечтал о встрече с Ним, Закхей.


Никто с ним в городе не знался
И не здоровался никто.
Он главным мытарем считался
И ненавидим был за то.

Иисус сказал ему: "Возлягу
С тобой Я нынче пировать", -
И осчастливил тем беднягу.
А люди начали роптать.

Тогда сказал Он притчу: "Двое
Вошли с молитвою во храм.
И был один душой спокоен,
Что Бог бандитам и ворам

Не сотворил его подобным,
Что был он славный фарисей,
А не мытарь с обличьем злобным,
Живущий в мерзости своей.

Другой же поодаль молился,
Не смея даже глаз поднять,
И всей душой своей казнился,
Не мог рыдания унять,

И к Богу вопиял открыто,
Чтоб был Он милостив к нему,
Поскольку грешник он и мытарь
И ненавидим потому.

И Богом был в тот час услышан
Сей грешник более, чем тот:
Смиренный будет Им возвышен,
Себя же хвалящий - падёт".

Закхей сказал тогда: "Учитель,
Богатство нищим я раздам,
А если был кому мучитель,
Тому я вчетверо воздам".

Иисус сказал: "За отреченье
От денег, Бог тебя простил.
Моё в миру предназначенье -
Средь вас погибшее спасти".

В селе Вифания в ту пору
Был муж, имевший двух сестёр.
Он заболел, и очень скоро
Всевышний длань над ним простёр

И дух изъял его. И сразу
Иисусу сестры донесли:
"Учитель, умер друг Твой, Лазарь,
Его спасти мы не смогли''.

Иисус, придя в селенье это,
Был встречен сёстрами. Одну
Мы на страницах этих где-то
Уже встречали. Намекну:

Она Учителю слезами
Обмыла ноги, а потом
Своими вытерла власами
И умастила их притом.

Иисус, увидев скорбь людскую,
Сам опечалился, и рёк:
"Воскреснет брат ваш, и такую
Вам сипу ни один пророк

Здесь не являл. В Меня лишь верьте,
Кто с верой имя призовёт
Моё, тот не подвластен смерти,
И, умерев, он оживёт".

И, подойдя ко склепу, камень
Велел отдвинуть Он, а Сам
Сказал с воздетыми руками:
"Отец, пусть верят чудесам,

Через Меня Тобой творимым", -
И крикнул: "Лазарь, выходи!" -
И воскресенье стало зримым,
И вопль раздался из груди

Толпы, от ужаса дрожавшей,
Когда из гроба вышел сам
Покойный, в саване лежавший,
Четыре дня пробывший там.

Туман сомнений был рассеян,
И люди веру обрели.
Но были те, кто к фарисеям
С доносом на Христа пришли.

Те, совещаясь, говорили:
"Что делать с тем Иисусом нам?
Давно в Израиле не зрили
Подобного. Сим чудесам

Народ не может не поверить.
Он к нам идёт, мы ж ничего
Не можем сделать, чтоб умерить
Рост популярности Его.

И вскоре чернь Ерусалима
Провозгласит Его царём
И нашу кровь когорты Рима
Прольют на улицах ручьём!"

Кайафа же первосвященник
Сказал: "Уж лучше пусть умрёт
За всех людей один мошенник,
Чем пострадает весь народ".

В тот день собранье порешило
Убить строптивого Христа,
И над Христом крыла раскрыла
Тень деревянного креста.

Искариоту посулили
Там сребренников тридцать дать
И с тем к Иисусу отпустили,
Чтоб мог он им Его предать.


XI


И за неделю перед Пасхой
Иисус узрел Ерусалим.
С обычной кротостью и лаской
Сказал тогда Он бывшим с Ним:

"В селенье ближнее идите,
Отсюда видимое нам,
И Мне ослёнка приведите,
Которого найдёте там.

Он не объезженный, и будет
У врат привязанный стоять;
И если вас окликнут люди,
Должны вы будете сказать,

Что Господу он нужен срочно".
И те, которых Он послал,
Пошли в селение, и точно
Нашли всё так, как Он сказал.

И, приведя осла, покрыли
Его одеждою своей.
Затем Иисуса посадили
Поверх одежды той, и всей

Немалочисленной толпою
Направились в престольный град.
И был Иисусовой тропою
Ковёр из веток пальмы, рад

Был люд мостить тот путь одеждой,
Тропинку тканью опестря.
И со счастливою надеждой
Все восклицали, говоря:

"Благословен Грядущий ныне
Во имя Господа Небес!
Он всех врагов Своих низринет,
И Лазарь, друг Его, воскрес,

Едва сказал одно Он слово,
Такого не было и встарь.
Царя не нужно нам иного,
Да здравствует великий Царь!"

Был фарисеем крик исторгнут:
"Смири их, что мы слышим тут?"
Но Он сказал: "Коль люди смолкнут,
То камни здесь возопиют!"

Весь город спрашивал: "Кто это?"
И был ответ сквозь шум и гам:
"Сей есть Пророк из Назарета,
Давидов Сын, пришедший к нам".

Войдя же в храм, Он опрокинул
Столы торговцев и менял
И деньги на пол их низринул,
И их прилюдно укорял:

"Ужель Писанье вы забыли?
Был для молитвы этот дом,
А вы с успехом превратили
Его в разбойничий притон!"


Когда ж в сокровищницу клали
Богатые свои дары,
Две лепты скромные упали
Из рук стоявшей до поры

Смущённо в отдаленьи нищей.
Иисус же рёк сии слова:
"Те лишней козыряли тыщей,
А эта бедная вдова

Всё положила, что имела,
Всё пропитание своё,
И потому скажу вам смело:
Дар всех ценнее - от нее".

Ученики же вопросили,
Зря урождённого слепца:
"Учитель, в том несчастьи были
Виной грехи его отца

Иль за свои слепец в ответе?"
Иисус сказал на это: "Нет.
Он был слепым рождён на свете,
Чтоб воссиял для мира свет.

Пока Я здесь, Мне делать должно
Меня Пославшего дела,
Что без Меня здесь невозможно,
Ничья б то сила не смогла".

Сказав сие, Он сделал бренье,
Помазал им глаза слепца,
И возвратил страдалец зренье,
Умыв водою верх лица.

Про то проведав, фарисеи
Из храма выгнали его.
Иисус, душой о нём радея,
Нашёл несчастного того:

"Ты веруешь ли а Сына Божья?" -
Спросил его наедине.
"Когда бы это было ложью,
Ты не открыл бы очи мне", -

Ответил тот и поклонился.
Иисус же молвил: "Для того
Я в фарисейский мир явился,
Что, зря, не видят ничего,

Слепцами ж прочих возомнили.
Пребудет гнев на таковых!
Когда б они слепыми были,
Греха бы не было на них".

Тут фарисеи блудодейку
Во храм к Иисусу привели,
И говорят: "Казнить злодейку
Мы по закону бы могли,

Но нам хотелось знать, Учитель,
Что в этом деле скажешь Ты?
Ты веры истинной ревнитель,
Твой суждения чисты,

Как Божий путь. Не прекословя,
Мы подчинимся. Как нам быть?"
Сказали ж это, чтобы в слове
Его пред всеми уловить.

Ответ Иисуса был неспешен.
К ним повернувшись головой,
Он молвил: "Тот, кто сам безгрешен,
Пусть первым бросит камень свой".

Те, слыша совести укоры,
От обвиненья отреклись,
Каменья спрятали и скоро
Все постепенно разошлись.

И только женщина, страдая,
Стояла в трепете души.
Он рёк: "И Я не осуждаю
Тебя. Иди и не греши".


XII


Но фарисеи уж прислали
К Нему своих учеников.
И те Иисуса вопрошали:
"Скажи нам без обиняков,

Должны ль на Римлян мы работать,
Чтоб им оружие ковать,
И позволительно ли подать
Царю нам Римскому давать?"

Он превосходно им ответил,
Их души взглядом отворя:
"Чей лик на пошлинной монете?"
Те молвят: "Римского царя".

Тут Он сказал: "Запоминайте
Теперь на многие года:
Царю царёво отдавайте,
А Богу - Божие всегда".

Тогда законник, искушая,
Спросил, в надежде на успех:
"Учитель, заповедь какая
В законе большая из всех?"

Иисус ответил: "Вот то слово,
Какое следует хранить:
Во-первых, Бога вам Живого
Всем сердцем надо полюбить,

И во-вторых, души не сгубит,
Её грехами огрубя,
Лишь тот, кто ближнего возлюбит,
Как любит самого себя".

Но тот спросил: " А ближний кто мне?"
Иисус же притчу рассказал:
"Вот, некто, живший в Ерихоне,
Едва бесследно не пропал.

В пути попался он бандитам,
И те ограбили его
И бросили, сочтя убитым,
Окровавлённого всего.

Тем местом проходил священник
И, видев всё, побрёл домой.
А обстоятельств страшных пленник
Лежал с разбитой головой.

Немного позже повторилась
История. Теперь левит
Рёк, проходя: "Скажи на милость,
Ведь он, наверное, убит!"

И только некий Самарянин,
Который иноверец был,
И не священник, а мирянин,
Помочь несчастному решил.

Возлив елей ему на раны,
Он туго их перевязал,
Отвёз в корчму его и рано
С утра хозяину сказал:

"Вот деньги. От забот и болей
Избавь избитого, а там,
Когда истратишь что и боле,
Я возвратясь, тебе отдам".

Из трёх прохожих, кто же ближним
Страдальцу будет, выбирай?"
- Последний, с званьем непрестижным.
- Иди, и также поступай.

Затем народу так сказал Он,
Когда во храме шум затих:
"Вам эта притча показала,
Сколь лучше грешники иных,

Что председают в синагогах
И на пирах руководят,
А для несчастных и убогих
И пальцем не пошевелят.

Святоши эти лишь снаружи
Полны душевной красоты,
А внутрь взглянувши, обнаружишь,
Как много там нечистоты.

Страшитесь гнева, лицемеры,
Когда придёт последний суд!
Благочестивые манеры
Вас от геенны не спасут.

Самим вам рай давно не светит,
Но это вовсе не беда.
Страшнее то, что Божьим детям
Вы вход заделали туда.

И домы вдов для вас съедобны,
Вы в том не чуете вины,
Гробам окрашенным подобны
И беззакония полны!

Своих не видите пороков,
Себя считая выше их.
Когда же шлю Я к вам пророков,
Вы склепы строите для них.

К вам, фарисеи, чуждый лести,
Я вам притворства не прощу
И, всех собрав в одном вас месте,
Всю кровь пророков с вас взыщу!

Есть вещи пострашнее смерти,
И знай, гонитель правды всяк,
Что будет явлено во свете
Всё, что скрывает нынче мрак.

Ерусалим! Настанут сроки,
Сойдешь от горя ты с ума,
Заброшены и одиноки
Твои окажутся дома,

И враг в тебе все камни сдвинет
И разорит тебя всего,
За то, что не узнал ты ныне
Дня посещенья твоего".


XIII


Когда, покинув стены храма,
Взошёл на гору Он, Его
Ученики спросили прямо,
Найдя в том месте одного:

"Учитель, было бы удобно
Кончину века всем узнать,
Когда б Ты рассказал подробно,
Как нам её предугадать".

Иисус ответил: "Берегитесь,
Чтоб не прельстил вас сатана,
И лжепророков сторонитесь.
Когда же голод и война

Постигнут вас, не ужасайтесь,
Всё то должно произойти;
Долготерпением спасайтесь
На вашем праведном пути.

Тогда восстанет брат на брата,
Чтоб поражать и в глаз, и в бровь,
Тогда во многих без возврата
Бесчинства выстудят любовь.

И все народы вас осудят,
И предадут вас топору.
Тогда Евангелие будет
Всем проповедано в миру.

И тут конец наступит света
И скорбь такую принесёт,
Что не была дотоль воспета
И впредь уж больше не грядет.

Когда б продлилось это время,
Здесь не осталось бы живых.
Но Бог облегчит ваше бремя,
Спасая избранных Своих.

Тогда не верьте тем, кто станут
Рождать сомнения в душе,
Поскольку лжехристы восстанут,
Прельщая избранных уже.

И скроет солнце тьма густая,
Весь свет от мира заслоня,
И племена Земли, рыдая,
Узрят как молнию Меня.


И Ангелы Мои с трубою
Ко Мне народы соберут.
Я их поставлю пред Собою
И совершу над ними суд.

И отделю Я род лукавый,
Из стада выведя козлов,
И лютой накажу расправой
Всех, кто был к ближнему суров.

А кто не ведал здесь лукавства
И был Мне верен до конца,
Тем Я скажу: "Примите Царство,
Благословенные Отца!

Я алкал, вы Меня кормили,
Был наг, одели вы Меня,
В темнице мрачной посетили,
Свои сомненья отстраня".

Те скажут: "Господи, не помним,
Чтоб Ты бывал у нас в стране".
А Я скажу: "Любым бездомным
Мог оказаться Я вполне".

И потому - готовы будьте,
В любой из дней могу придти,
И в непорочности пребудьте,
Чтоб души вам свои спасти.

Поскольку поступлю Я с вами,
Как тот хозяин поступил,
Что меж подвластными рабами
Своё именье разделил.

По силе каждого отмерил
Таланты мудрый господин:
Кому-то целых пять доверил,
Кому-то - два, кому - один.

Те, что помногу получили,
Употребили серебро
На дело, и довольны были,
Что увеличили добро.

А тот, кому один достался
Талант, его поспешно скрыл
И в землю, чтобы не добрался
Кто до него, его зарыл.

Когда ж вернулся из похода
Хозяин после многих дней,
Со слуг потребовал отчёта,
Их ожидая у дверей.

И первый молвил, поклонившись:
"Хозяин, пять талантов мне
Ты вверил. После, изловчившись,
Я приумножил их вдвойне".

Хозяин молвил: "Молодчина!
Тебе я радость возвещу
И из холопа в господина
Тебя за верность обращу".

Второй слуга сказал: "Прилежных
Здесь позавидуешь судьбе,
И вместо двух талантов прежних
Четыре я принёс тебе".

- Ну что же, и тебя прославлю,
Тобой доволен я вполне,
И над большим тебя поставлю,
Коль в малом был ты верен мне.

Тут и последний слово вставил
И еле слышно произнёс:
"Один талант ты мне оставил,
Один тебе я и принёс".

Хозяин в гневе молвил: "Что же
Не поступил ты, как они?
Когда б ты был к себе построже,
То не терял бы даром дни.

Итак, талант его возьмите,
Отдайте первому рабу,
А этого во тьму швырните,
Пусть не пеняет на судьбу!"

Дары свои не смейте рушить,
А умножайте их, храня.
И пусть имеющие уши
Расслышат правильно Меня.

А если от мирских страданий
Впадёт в унынье кто из вас,
То вместо суетных мечтаний
Пусть к Господу возносит глас.

Так в неком городе вдовица,
Я это ставлю вам на вид,
Судом решила защититься
От незаслуженных обид.

Судья же не боялся Бога
И не стыдился он людей,
Но каждый день, сходя с порога,
Не мог избегнуть встречи с ней.

И он сказал себе: "Довольно!
Хотя Сам Бог мне не указ,
Но, чтобы мне жилось привольно,
Ей помогу на этот раз".

Коль так решил судья бесчестный,
То разве Бог отринет прочь
И силой не спасёт чудесной
Его зовущих день и ночь?

Словам всегда Я вашим внемлю,
Не задохнётесь вы в петле.
Но в день, когда вернусь на землю,
Найду ли веру на земле?"


XIV


Когда же Пасха приближалась,
Иисус сказал ученикам:
"Уже недолго Мне осталось
В миру быть с вами. Ко врагам

Влеком Я буду на допросы,
И дни Мои придут к концу.
Но будут в радость ваши слёзы,
Когда отправится к Отцу


Мой дух. Вы ныне не вместите
Всё, что имею вам сказать.
Моё учение храните,
Чтоб после людям передать".


Тут Пётр и Иоанн спросили:
"Где приготовить Пасху нам?"
И указанья получили:
"Идите к городским вратам

И водоноса там найдите
С кувшином. Поравняйтесь с ним
И в дом вослед ему войдите
Путём, известным вам одним.

Хозяин дома перед вами
Все двери настежь отворит,
Покажет горницу с коврами,
Где пировать нам предстоит.

Там насладимся нашей пасхой,
Сия - не худшая из зал".
Они отправились с опаской,
Но было все, как Он сказал.

Когда ж настал последний вечер,
Иисус с двенадцатью возлёг
И молвил: "Век наш быстротечен.
Теперь и вовсе не далёк

Страданий час. Но чтоб умело
Свой путь нелёгкий завершить,
Осталось лишь одно Мне дело
Средь вас сегодня совершить".

И, верхнюю одежду снявши,
Свободу чтобы дать рукам,
Он, ковш и полотенце взявши,
Стал ноги мыть ученикам,

И им сказал: "Я в мир явился
Не для того, чтоб в нём царить,
А чтоб через Меня открылся
Путь к Богу. Этим послужить

Я должен людям, и душою
Своей Я многих искуплю,
И пусть пожертвую Собою,
Но до конца не отступлю.

Пример подал Я вам, Мне верным,
Умыв вас собственной рукой.
И тот, кто быть захочет первым
Из вас, да будет всем слугой".

Но тут Он духом возмутился:
"Не всяк на верность Мне горазд,
И сатана уж объявился:
Один из вас Меня предаст".

Они вскричали изумлённо,
Их гневный трепет обуял,
И каждый спрашивал смущённо:
"Ужели это буду я?"

Иисус сказал им: "Тот предатель,
Кто ест из блюда Моего.
А впрочем, начертал Создатель
Все дни Мои до одного,

И даже удивлён Я не был:
Под этим небом всё старо,
И тот, с кем Я делился хлебом,
Продаст Меня за серебро.

Наживой лёгкой он прельстился,
Но Бог за всё ему воздаст,
Да так, что лучше б не родился
Тот, кто сейчас Меня предаст!"

На чёрное отважась дело,
Иуда рёк: "Не я ль, Равви?"
Иисус сказал: "Иди же смело
И воздух здесь оздорови!"

И все простились со злодеем,
Решив, что в город он идёт
Для нужд хозяйства: казначеем
Иуда был Искариот.

Иисус, когда собранье ело,
Взяв, преломил пред ними хлеб
И рёк: "За вас ломаю Тело,
Чтоб мир в базверьи не ослеп".

И, чашу взяв, пустил по кругу,
Сказав: "Мою вы пьёте Кровь.
Примите это как поруку,
Сколь велика Моя любовь.

Отныне не возлягу с вами
И песен с вами не спою,
Доколе добрыми словами
Не встречу в Отчем вас раю.

Вы все жестоко соблазнитесь
О Мне в сегоднящнюю ночь,
А посему о том молитесь,
Чтоб искушенье превозмочь".

Тут Пётр сказал: "Но я не струшу,
Тебе я верен, как и встарь,
И за Тебя готов я душу
Сложить на жертвенный алтарь!"

- Положишь душу, говоришь ты,
На плаху голову склоня?
Не пропоёт петух, как трижды
Ты отречёшься от Меня!

Но впредь сердцами не смущайтесь,
Пристало верой жить сердцам.
Придя к 0тцу, не сомневайтесь,
Я приготовлю место вам.

Даю вам заповедь, блюдите
Её во всякой день и час:
Друг друга, дети, да любите,
Как возлюбил Я прежде вас.

Любовью той любить сумейте,
Когда за преданных друзей
Жизнь не щадят до самой смерти,
Не спасовавши перед ней.

И пусть никто не унывает,
Не видя помощи вокруг:
Кто Божье слово исполняет,
Тот Мне и родственник, и друг.

А чтоб не делать вас мишенью
Для мира тягостных невзгод,
0тец Мой скоро в утешенье
Вам Духа истины пошлёт".

Филипп сказал тогда: "Учитель!
Чтоб наши укрепить сердца,
Не нужен лучший утешитель,
Чем вид Небесного Отца".

- Но Я ни днём, ни вечерами
Не закрывал от вас лица.
Уж столько времени Я с вами,
И вы не знаете Отца?

Послал Отец Небесный Сына,
Чтоб людям в Нём явить Себя.
С Отцом духовно Мы - едино,
Что ж непонятно для тебя?

Всё, что сказал Я в мире этом,
Не от Себя Я говорил.
Я Сын Отца по всем приметам,
И Он через Меня творил.

Теперь же вы в сей мир идите,
Я вас на это и избрал,
И на Земле добро плодите,
Чтоб Бог сторицей вам воздал.

Я есть лоза, а вы есть ветки,
Не забывайте же про то.
Вы без Меня, как птицы в клетке,
И не способны ни на что.

Страшней змеиного укуса
Пусть вас неверие страшит.
Кто в мире верует в Иисуса,
Тот больше дел Моих свершит.

И пусть вас мир возненавидит,
Как ненавидел он Меня.
Мир лишь своё прекрасным видит,
Себе он в том не изменял.

Крест понесёте, спину сгорбив,
Я в этом вас опередил.
Вас в мире ждёт немало скорби,
Но этот мир Я победил.

НА ЧАСТЬ 4