ЧАСТЬ 2


НА ВУОКСЕ

Я помню чаек крик и визг,
Раскатистое эхо громкое,
И солнца необъятный диск,
Висящий над озерной кромкою.

Еще полдневный жар храня,
Горит оно неугомонное,
И золотистый столб огня
Буравит глубину бездонную.

Листвою шевеля слегка,
Прибрежный лес навис над скалами;
Плывут к закату облака,
Мерцая парусами алыми.

Плывут в сияющую даль
Просторною небесною улицей,
А сердце мне томит печаль,
Что все это навек забудется.

Еще не думал я тогда,
Что эти вечера Карелии
Сквозь расстоянья и года
Вновь оживут
в стихотворении...

1986, 2003



НА ГЛУХАРИНОМ ТОКУ

                                К .Бриллингу


Еще вокруг ночной покой,
Туман клубится над рекой,
И рыхлая седая мгла
По всей долине залегла.

В предутренней лесной тиши
Пока ни звука, ни души,
Лишь где-то в чаще иногда
Со звоном булькает вода.

Так безмятежно все окрест:
Блаженно спит апрельский лес,
И в кронах замерших берез
Пылает свет весенних звезд...

А мы рассвета молча ждем,
Припал к березе друг с ружьем;
Волнуется - ужель все зря
И нет в помине глухаря?..

Но вот - неуловимый миг! -
Проплыл по небу слабый блик
И яркий мир небесных тел
Чуть-чуть пожух и потускнел.

И робко засинел восток,
Дохнул чуть слышно ветерок,
И в бледном сумраке зари
Затоковали глухари!..

1986, 2002

РАССВЕТ НА КОБОЖЕ

                                           жене Розе

Утро, пустынное раннее утро:
Редких проснувшихся птиц голоса,
Брезжит рассвет неуверенно, смутно;
Тускло мерцает на ветках роса.

Замерли в воздухе мокрые листья,
Замер туман над речною косой,
Тонкие белые струйки повисли
Над молчаливой лесной полосой.

Зверь ли протопает в роще сосновой,
Ворон ли крикнет тревожно во сне,
Смолкнет далекое эхо, и снова
Сонная речка журчит в тишине.

Тихо дымок над деревьями тает,
Тихо поет за мостом перекат
И на душе незаметно стихает
Давняя боль незабытых утрат.

Мир так устроен -
Просто и мудро:
Все мы уходим своей чередой,
Но остается дыхание утра
Над еле слышно текущей водой.

1993, 1997


СОН

                                 И. Гуглию

Зубастой глыбою гранит
Над пропастью навис.
Всем телом я к скале приник,
Не смея глянуть вниз.

Ползут уступы из-под ног,
Пот льется по спине,
И пальцы в каждый бугорок
Влипают на стене.

Я сам себе шепчу - не трусь:
Здесь хожено стократ,
До поворота доберусь,
А там мне черт не брат.

Там можно отдышаться всласть,
Рюкзак проклятый снять,
К плечу товарища припасть
Хотя б минут на пять.

Потом пойдет попроще спуск:
Крутой сыпучий скат,
Ползущей гальки смачный хруст
И гулкий камнепад...

Но тут часов привычный звон
Вернул меня домой,
Опять мне снился тот же сон
И тот товарищ мой.

Я шел опять за ним вослед
В звенящей тишине...
Прошло Бог знает сколько лет,
А сон все снится мне.

1990, 1997


ЗВЕЗДЫ

                           Г. Карганову


Ночью ясной, ночью тихой
Высоко над головой
Небосклон хрустальный вспыхнул
И мерцает над Москвой.

Млечный Путь нам что-то шепчет,
Словно хочет нам помочь,
Чтоб спокойнее и легче
Мы дышали в эту ночь;

Чтоб забыли мы тревоги
Городских дневных сует;
Чтоб приснились нам дороги
Светлых незабвенных лет;

Чтобы вновь лесные дали
Пролегли на сотни верст;
Чтоб мы снова увидали
Синий свет таежных звезд...

1999

СТРАННИК

                  С детских лет путешествия
                  были моею любимою мечтою.
                                                   А. Пушкин.


Я помню тот счастливый час,
Когда мальчонкой в первый раз
Увидел где-то под Москвой
Зарю над утренней росой.

Восторг наивный не тая,
Смотрел на мир сверкавший я
И не сводил с него с тех пор
Все тот же изумленный взор.

И мир на ты со мною был,
И настежь свой простор раскрыл,
И сто диковинных путей
Переплелись в судьбе моей.

Сто рек, озер, морен, хребтов,
И каждый раз - по сто потов,
И на привале каждый раз -
Тепло и свет лучистых глаз.

И этот чуть смешливый взгляд
Был выше всех земных наград,
И звезды в гулкой вышине
Шептали что-то тихо мне...

Еще зовут меня леса
И дразнят птичьи голоса,
Еще во сне и наяву
Топчу я звонкую траву.

Но будет день - суров и прост:
Меж мной и миром рухнет мост,
И по ту сторону моста
Родные скроются места.

Но и в блаженном том краю,
Где душу приютят мою,
Навек останется со мной
Неповторимый мир земной...

1987, 2002


ГАВАЙСКИЕ ОСТРОВА

                   Товарищам по НПО "Персей"


ИЗ ОТПУСКА

                           Э. Николаевой

Нынче осень улыбнулась,
Вспыхнув золотым огнем.
Ты из отпуска вернулась
Солнечным погожим днем.

В проходной оторопели,
И, как будто в первый раз,
Вслед тебе вовсю глядели
Сотни беспокойных глаз.

Шла ты гулким коридором,
Парни млели от любви,
И соленым Черным морем
Пахли волосы твои.

Легкий шаг, загар нежнейший,
- Боже правый, как смугла! -
И пылали взгляды женщин
И пронзали, как стрела;

Занимал подружек очень
В этот час вопрос крутой:
Что же, что же в знойном Сочи
Приключилося с тобой?..

Я угас с годами, Мила,
Все безумства позади,
Только что-то защемило
В этот раз в моей груди.

Ты прошла и улыбнулась,
Милосердный кинув взгляд,
Ты из отпуска вернулась -
Ровно 20 лет назад...

1989, 1996

СТАРЫЙ АРБАТ

                              В. Анилову


Ночи старого Арбата
С пылом рыцарским в крови:
Звон гитар, стихи Булата
О войне и о любви.

От бульвара до Садовой
Рокот струнный проплывал;
Однокашник-участковый
С наслажденьем подпевал...

Разбегались на рассвете,
Золотился в окнах свет,
И казалось - песням этим
Ни конца, ни края нет...

Что теперь с Арбатом сталось?
Давних сборищ сгинул след
И его седую старость
Подрумянил Моссовет.

Среди розовых фасадов
Бродят полчища зевак;
Все как будто бы как надо,
Но, увы, совсем не так.

Все, как говорится, клево:
Фонари, кафе, уют,
Но про Леньку Королева
Здесь сегодня не споют...

1987, 2002


МОЙ ПУТЬ

Рассказ фронтового зенитчика

                                   И. Бурштыну

Я помню батарею нашу
И ту зенитчицу Наташу,
Я с нею, тихой и простой,
Сбил первый "Юнкерс" под Москвой.

Но Даша всех была храбрее
На нашей славной батарее,
И я, влюбленный сразу в двух,
Следил за небом, как петух...

Когда ж мы шли из окруженья,
Ануш из взвода управленья
Оперлась на мое плечо
И посмотрела горячо.

Потом у Ржева в обороне
Я рассказал все это Соне;
С девчонкой этой светлорусой
Я был еще под Старой Руссой.

А с Любой первая награда
За оборону Сталинграда,
А с Дашей, (но не с той - с другой!)
Стрелял под Курскою Дугой.

И там же, лежа в медсанбате,
Вздыхал по санитарке Кате:
Ах, Катя! Твой волшебный взгляд
Мне снится сорок лет подряд...

Но потерял я Катерину,
Освобождая Украину:
В тот переломный год крутой
Я был на фронте холостой.

Лишь на плацдарме Сандомира
Нашла меня связистка Ира,
И, наконец, с шоферкой Линой
Я докатился до Берлина.

И в день Победы - праздник светлый -
Я встретился с любимой Светой,
И вот с прелестною женой
Вернулся - с Галочкой! - домой...

Прошло немало мирных лет,
А мне покою нет и нет,
Все потому, что труд свой ратный
Я повторял неоднократно.

И я клянусь, что я готов
Любых на свете бить врагов,
Лишь только б знать,
Что рядом вновь
Надежда, Вера и Любовь!..

А также:
Света, Галя, Лина,
Ануш, Зухра и Антонина,
Катюша, Нюша, обе Даши
И та зенитчица - Наташа!..

1983, 2001



ГАВАЙСКИЕ ОСТРОВА

                                  А. Алексееву

Саша, сделай нам подарок,
Бывшим юнгам-морякам:
На московских тротуарах
Нарисуй нам океан.
Чтобы белой стройной яхтой
Закачался наш "Персей"*,
Чтоб народ в восторге ахнул
Над картиною твоей.

Кое-кто сбежит, наверно,
Ну, а нам-то, нам с тобой
Рокот волн и посвист ветра -
Кайф, дарованный судьбой.
Яхта мачтой закивает,
Флаг завьется в небесах,
И помчим мы на Гавайи
На раздутых парусах.

Там зеркальные лагуны,
Там тенистых рощ уют,
Там гитар гавайских струны
Сладко о любви поют.
Там во взорах столько ласки,
Столько жизни и огня...
Лишь хватило б только краски
У тебя
да у меня!..

1989, 2001


В "ТУРИСТЕ"

                       Н.Коноплянкиной


Вот и горка наша -
наш Домбай и Рица!
Посмотри, Наташа,
как она искрится,
Как она мерцает
светом серебристым
Над холмистым краем -
над родным "Туристом".

Места всем хватает
на снегу весеннем:
Мчатся парни стаей
с криком и весельем;
Ниже, на опушке,
у проталин рыжих,
Фикстулят подружки
на французских лыжах...

Ты сегодня в трансе:
четко, флаг за флагом,
По замерзлой трассе
след кладешь зигзагом,
Или мчишься рядом
с кем-то для забавы,
И сияешь взглядом
чуточку лукавым...

А вокруг, на горке,
кружится и дразнит
Бесшабашный, звонкий,
вечно юный праздник;
Ярко склон украшен,
солнце щедро светит...
Хорошо, Наташа,
жить на белом свете!..

1989, 2000


НА ИСПЫТАНИИ

                                        Н. Щит

Стальные двери. Тусклый свет.
Горящее табло - "ОПАСНО!".
Все это, как унылый бред
Полубезумного фантаста.

Там, за бетонною стеной,
Вот-вот в куски порвется атом,
А здесь какой-то хмырь чудной
Разносит военпредов матом...

Привычный, скучный балаган,
Но в этой суете бескрылой
Включила женщина экран
И томик Пушкина раскрыла.

И вновь поет в пути пурга,
И бунт гудит над степью снова,
И так понятна, так близка
Печаль поручика Гринева.

И что-то в памяти зажглось:
Дуэли, слезы, клятвы, встречи,
И темный водопад волос
Дрожит и падает на плечи...

А мы творим дела свои
Под грозными табло - "ОПАСНО!",
А нам бы всем такой любви,
Чтоб в нашей памяти не гасла.

1989, 2002


* * *


НА НАШЕЙ СТАНЦИИ

                            Е .Балашовой

Здесь, на нашей станции, утром суета:
Жалобно поскрипывают лестницы моста,
Здание фабричное, серый скучный цвет,
Нравится, не нравится -
Ходим 20 лет.

Здесь, на нашей станции, днем дрожит перрон:
Поезда зеленые мчат со всех сторон,
Пролетают весело, нам трубят в рожок:
Кто в Москву за сахаром,
Кто назад в Торжок.

Здесь, на нашей станции, ночи хороши:
Рельсы спят усталые, тихо - ни души,
Семафоры дальние шепчутся во тьме;
Что-то пересказывают
И тебе, и мне...

Все на нашей станции прежней чередой:
То метели белые, то июльский зной,
То здесь мгла осенняя, то весенний свет...
Но на нашей станции
Нас с тобою - нет.

1989, 1999



* * *

                           А. Измайлову


Есть в жизни редкие минуты,
Когда, устав от суеты,
Все в этом мире почему-то
Совсем иначе видишь ты.

Все тот же мир!..
Но - правый Боже! -
Ни дрязг, ни гнета бытия,
И люди - чище и моложе! -
С улыбкой смотрят на тебя.

Весь город словно ввысь взмывает,
Задорный блеск в глазах у всех;
В домах, на улицах, в трамваях -
Веселый, беззаботный смех.

А где-то тихие бульвары
Еще хранят следы твои,
А где-то звонкие гитары
Поют о неземной любви.

И никакой житейской смуты,
И возраст - не лиха беда...
Какие светлые минуты
Бывают в жизни иногда.

1983, 2002