ЧАСТЬ 7

НА ЯУЗЕ

                       жене Розе

Мы идем вдоль парапета
Бедной Яузы моей,
Поздней осени приметы
С каждым утром все видней.

Золотистые наряды
Тихих яузских берез
Безвозвратно-безоглядно
Листопад с собой унес.

И, унылые в преддверье
Лютых ветров и снегов,
Стынут голые деревья
Вдоль обоих берегов.

Скучно в это время года:
Завершен круговорот;
Сбросила листву природа -
Ей ни горя, ни хлопот.

Может, нам с тобою сбросить
Все, что давит плечи зря,
Чтобы легче эту осень
Пережить до января.

1990, 1997


В ОПАЛИХЕ

Простые, милые места,
Смешное чуточку названье,
Печально падает листва,
И слышится твое дыханье...

Ни песен, ни костров окрест,
Лишь редкий шорох вдоль дороги:
Осенний опустевший лес
Сегодня необычно строгий.

Деревья словно бы слились
В оранжевой прощальной гамме.
Кружится над тобою лист
И замирает под ногами.

Прозрачный желтоватый дым
Струится в небо голубое,
И все в лесу таким родным
Нам снова кажется с тобою.

И день осенний тих и прост:
Нигде ни смуты, ни тревоги,
Лишь сыплется янтарь берез
Вдоль глинистой лесной дороги...

1984, 2000



МЕТЕЛЬ

Кто знает, как тихо в доме,
Куда не вернулся сын.
А. Ахматова

Метет буран по зимним улицам,
Притихший город спит в снегу,
А мне опять все что-то чудится,
А что? -
Понять я не могу.

Под ветром старый клен колышется,
За кленом не видать ни зги,
Но мне все слышатся и слышатся
Во мгле далекие шаги.

Нелепыми объятый мыслями,
Я вижу словно в полусне,
Как кто-то, бесконечно близкий мне,
Идет по городу ко мне.

Идет,
Наверное, волнуется,
Спешит увидеться со мной,
Вот-вот свернет на нашу улицу -
И вновь проходит стороной...

И снова старый клен сутулится,
О чем-то горестно моля,
И мечется по снежным улицам
Замерзший в Альпах сын Илья...

1998

ЛОСИНЫЙ ОСТРОВ

Ветер снег срывает с крыши,
Запах снега - свежий, острый;
Соберу рюкзак и лыжи
И махну в Лосиный Остров.
С детства памятной дорогой
Заберусь куда подальше,
Чтобы отдохнуть немного
От газетной вздорной фальши...

Тихой просекой заветной
Пролечу я в мир прекрасный,
Где бушует море света
Над высоковольтной трассой.
И под высью синей-синей
Над пушистой белизною
Без каких-либо усилий
Свои нервы успокою.

Редкий дар минут беспечных,
Тишины лесной отрада
Да улыбки лыжниц встречных -
Что еще на свете надо?..
Мчатся лыжи, светит солнце,
Лес все дальше, дальше манит,
Только чуточку взгрустнется
На одной глухой поляне.

Там гитара пела звонко
Под высокою сосною.
Там любимая девчонка
Согласилась стать женою.
И звенит теперь осина
Рядом с той сосною рослой...
Там опять скажу - "Спасибо,
Жизнь моя -
Лосиный Остров!.."

1999, 2000


В БОТАНИЧЕСКОМ САДУ

Белой порошею сад опушенный
Светел и чист поутру;
Гулкой его тишиной оглушенный,
Вновь у ворот я замру.

Может, усталое сердце согрею
В зимнем пустынном саду;
Выберу в нем посветлее аллею
И потихоньку пойду.

Ивы вокруг неопавшей листвою
Будут вдогонку шуршать,
С детства привычным смолистым настоем
Буду дорогой дышать.

Солнце пробьется и щедро осветит
Каждую ель и сосну.
Снова, поверивши в чудо на свете,
Дома спокойно усну.

2002


ЩЕГОЛ

                            Игорю и Люсе


Тверской щегол - безумный враль,
Несносны фантазера трели:
Метет по улице февраль,
А он щебечет, как в апреле...

Какой апрель? - типичный бред;
Гудит пурга - не слышно разве?..
Но по деревне всюду свет
И в каждом доме льется праздник.

Как будто сквозь летящий снег
Дохнуло сенокосным летом,
И, напрочь позабыв о сне,
Народ гуляет до рассвета.

Звенят гитары там и тут,
Забыты ссоры, пересуды,
Друг к другу семьями бегут
С набитой яствами посудой.

И нас со всеми понесло;
Бутылки с "Гжелкою" открыты,
И на душе у нас светло,
И все невзгоды позабыты.

И пусть гудит седая мгла,
Нас не печалит больше это;
Мы знаем точно:
Трель щегла -
Уже весенняя примета.

2001, 2003

* * *

                            Внучке Насте


В конце зимы, устав от скуки
Дворов и снежных пустырей,
Мы на рассвете ловим звуки
Стремительных грядущих дней...

Еще вся улица спросонок
Покрыта коркой ледяной,
Но воздух необычно звонок
И пахнет близкою весной.

Еще печально вербы стынут
На мглистой утренней заре,
Но кот Никита, выгнув спину,
Подруг скликает во дворе.

И пусть еще слегка метелит,
И в мерзлом серебре окно,
Но как зима ни канителит,
В природе все предрешено.

Сквозь хмурый небосклон столичный
Пробьются жаркие лучи,
И долгожданной перекличкой
На вербах закричат грачи.

И сердце в непонятной муке
Забьется чаще и сильней,
И жизнь вокруг наполнят звуки
Стремительных весенних дней...

1999, 2003

ЭЗОП

БАСНЯ

Все есть в родимой Греции,
Хоть и не всем дано:
И овощи, и специи,
И мясо, и вино.
Гирляндами колбасными
Иной подвал забит,
Одна беда: здесь с баснями
Полнейший дефицит!..

Не пишут басен эллины,
Уж так заведено:
Про это им не велено,
Про то им не дано.
Чтоб хохмою растленною
Не угодить врагу,
Горланят гимны эллины,
А больше - ни гу-гу!..

Вот так, в такой гармонии,
Коптить бы им свой век,
Но жил тогда в Ионии*
Забавный человек.
Он головой покачивал,
Шатался без забот,
Волков и лис подначивал,
Не забывал и скот.
Не часто, лишь по случаю,
Не тратя лишних слов,
Кого за дурь дремучую,
Кого за плутовство.
Иным дела приписывал,
Не выдумать чудней,
И ржали все неистово
Над фауной своей...

Но вдруг один из эллинов
Воскликнул: "Вот те раз!
Чего гогочем, мерины?
Ведь это все - про нас!.."
От Африки до Азии
Поднялся крик и вой,
Аж очи повылазили
От наглости такой.

Народ в раздумье топчется,
Сопит угрюмо знать;
Ведь никому не хочется
Ослом себя признать.
И вот собрались эллины
И применили власть...
Но дело было сделано
И басня
родилась!..

1988, 2002

Иония - древнегреческий город в Малой Азии.


КОМЕТА

Кометес - длинноволосая (греческ.).
Яркая комета похожа на женскую
голову с распущенными волосами.
Физика космоса. 1986 г.


Упрямый, чуточку продрогший,
В краю арчи и козьих троп,
По мягкому ковру пороши
Шагает с посохом Эзоп.

Надежда, спутница всех странствий,
Незримо впереди бежит.
В морозном утреннем пространстве
Задорно первый луч дрожит.

Он словно взор Эзопа дразнит,
Скользя по кромкам ледников,
И на душе бродяги праздник,
И по тропе шагать легко...

А горы тают в нежных красках,
Все выше солнце, даль светла;
Весь мир распахнут и обласкан
Потоком света и тепла.

Нисходит день истомный, длинный,
В дрожанье легких знойных волн,
И бродит странник над долиной,
Волнующих предчувствий полн...

И вот -
Уже густеет воздух,
Последний гаснет блик дневной,
И небосклон на крыльях звездных
Опять плывет в тиши ночной.

И кружит над Эзопом долго
Комета яркая в ночи,
И, задыхаясь от восторга,
Грек очарованный молчит.

Таинственной чудесной силой
Его качает в полусне,
И образ светлый,
Образ милый
Пред ним сияет в вышине...

1989, 2002

ЭЗОП

                    Памяти В. Белокурова.

Как странно вспоминать сегодня
Средь райских кущ и интифад
Моей поры полуголодной
Послевоенный старый МХАТ.

Сюда на все спектакли раньше
Ломилась с боем молодежь:
На сцене Кторов, Грибов, Яншин -
Ей-богу, всех не перечтешь.

И нынче за беседой тихой
Мне вспоминается не раз,
Как нас, хлебнувших горя-лиха,
Тот непокорный грек потряс...

Эллада. Полдень. Дворик Ксанфа.
Устало входит человек.
И отделяет только рампа
От нас таинственный тот век.

Вот нищий бог, вот сытый трутень,
Вот мысль, вот жалкая стряпня;
Боренье мудрости и мути,
Извечность тлена и огня.

И те же беды и напасти
Для чистых, искренних сердец,
И вечный спор раба и власти,
И тот же роковой конец...

Утес. Недвижная фигура.
Внизу народ и палачи.
Эзоп - Владимир Белокуров -
Навек свободу получил.

Стоит счастливый и спокойный
Раб, скинувший постылый гнет;
В ревущие седые волны
Он с этой крутизны шагнет.

Застыла в муках Клея где-то,
И замер Ксанф в толпе коллег:
Сейчас свершится казнь поэта,
Презревшего свой рабский век.

И мы встаем все сразу вместе;
Ни высь, ни глубь нас не страшат...
Ах, Белокуров!..
Ах, кудесник!..
Ах, незабвенный
старый МХАТ!..

1984, 2003


ПОЭТ

В РЕДАКЦИИ

Он затянулся сигаретой

И нерешительно вздохнул:
"У вас в стихах - сплошное ретро!.."
А я лишь вежливо кивнул...

Ни капли нет в моей поэзии
От гвалта нынешнего дня,
И к той редакции претензии
Нет и не будет у меня.

Я соткан из былых иллюзий
И слеплен из былых грехов,
И в вычурной крикливой музе
Нет места для моих стихов.

Готов на все:
Плыть в непогоду,
Шагать в хамсин, ползти в снегу,
Но пошлой суете в угоду
Петь не могу!...

2003

Что мне ваш мир сует и денег? -
Мне б только видеть поутру,
Как тополей косые тени
Скользят по снежному ковру;

Как первый грач на голой вербе
О чем-то весело кричит;
Как в куполах старинной церкви
Горят весенние лучи;

Как копошатся под балконом
В кустах сирени воробьи;
Как, чуть качаясь, липа с кленом
Вновь объясняются в любви...

2003

НЕПРАВИЛЬНЫЕ СТИХИ

                                    Ю. Файту


Жил на свете Гена Шпаликов,
Жил как жил и не тужил;
Он писал стихи неправильно
И наград не заслужил.

Он смотрел на славу искоса,
Не ронял по бренной слез;
Все, что было в жизни, высказал
Он как будто не всерьез.

Так и умер Гена Шпаликов
Без наград и без пайков,
Но сияет свет неправильных
Удивительных стихов.

И еще оставил правило
Гениальный баламут:
Научись писать неправильно -
Вот тогда тебя поймут1...

2002




ГОРОДСКОЙ РОМАНС

                            Е. Штейнгардт

Лена!
Ты ж москвичка, Лена;
Так уважь и спой для нас
Наш родной и незабвенный
Тихий городской романс.

Вспомни давние истоки
И неторопливо спой,
Как троллейбус одинокий
Грустно ехал по Тверской.

Как бродил чудак упрямый
По Москве сквозь дым и ночь,
Как вздыхала его мама
И не знала, чем помочь...

Потрясающие годы,
Удивительная жизнь;
В жгучий зной и в непогоду
С этой песней мы сжились.

От Покровки до Арбата
С ней шатались до зари...
Ты, как весточку Булата,
Вновь ее нам подари.

Чтоб на сердце потеплело,
Чтобы в нем зажглась весна,
Спой, как ты девчонкой пела
Возле школы дотемна...

2002

ДВЕ СТРОЧКИ

Сквозь звезды
утро протекало:
Заря
ткалась
прозрачно, ало.

В. Маяковский. Монте-Карло.

За эти две коротких строчки
Отдал бы я любую дачу,
И даже мерседес впридачу,
(Чего не нажил, между прочим...)

И я звоню друзьям московским,
Делюсь восторгом с Беер-Шевой:
Какой воистину волшебной
Владел палитрой Маяковский.

А мы, надменные потомки,
Убогой музой дышим ныне,
И в нищенской ее котомке
Даров жемчужных нет в помине.

Мы все спешим, слова курочим,
Сбиваем строчки как попало,
И вдруг завистливо бормочем:
"Сквозь звезды
утро протекало..."

2002