ПОДТВЕРЖДЕНИЯ

Естественно возникает вопрос, - имеются ли какие-либо другие свидетельства, независимые от описаний, даваемых людьми, пережившими смерть, которые подтверждали бы реальность того, что мы называем опытом смерти. Многие люди сообщают о том, что когда они были вне своего тела, они видели события, совершающиеся в физическом мире.

Подтверждаются ли какие-нибудь из этих сообщений другими свидетелями, в отношении которых известно, что они присутствовали рядом. В отношении довольно большого числа случае на этот вопрос можно ответить абсолютно утвердительно - "да!" Более того, описания событий, которые содержатся в свидетельствах людей, переживших внетелесный опыт, отличаются весьма большой точностью. Несколько докторов говорили мне, что они просто не в состоянии понять, каким образом пациенты не имеющие никаких медицинских знаний, могли так детально и правильно описать процедуру реанимации, тогда как врачи проводившие реанимацию точно знали, что пациенты мертвы.

В нескольких случаях пациенты рассказывали мне о том, с каким изумлением встречали врачи и другие люди их рассказы о том, что происходило вокруг, пока они были "мертвы". Так, например, одна девушка рассказывала, что пока она была мертва и находилась вне своего тела, она прошла в другую комнату, где она увидела свою старшую сестру, которая плакала и шептала: "О, Кэтти, пожалуйста, не умирай!" Позже, ее сестра была крайне удивлена, когда Кэтти рассказала ей, где она ее видела и что та (сестра) говорила в это время. В двух следующих отрывках описываются сходные события.

1. "После того, как все уже было позади, доктор сказал мне, что мое положение в самом деле было безнадежным. Я сказала ему: "Да, я знаю об этом". Он сказал: "Ну откуда ты можешь знать?" На это я отвечала: "Я могу рассказать вам все, что происходило". Он не поверил мне и я стала рассказывать все как было с того момента, когда я перестала дышать и до того времени, когда я как бы ходила вокруг по палате. Он был буквально шокирован, когда узнал, что я знаю обо всем, что случилось. Он совершенно не знал, что сказать, но после он еще несколько раз приходил ко мне и распрашивал меня об этом".

2. "Когда я пришел в себя после несчастного случая, рядом со мной был мой отец. Я уже даже не стремился узнать, какую я получил травму или что случилось, или что думают врачи о моем состоянии. Все, что я хотел, это рассказать о пережитом мной опыте. Я рассказывал моему отцу, кто вытаскивал мое тело из дома, и даже о том какого цвета была одежда этого человека, о том, как они меня понесли и обо всем, что в это время говорили находившиеся там люди. Отец сказал мне: "Да, все это было на самом деле". Однако мое тело в то время уже унесли, и я никак не мог ничего ни видеть ни слышать, если бы не находился вне своего тела".

Наконец, в нескольких случаях я смог получить независимые свидетельства, подтверждающие те или иные имевшие место события от других лиц. Однако, при оценке этих независимых сообщений возникают некоторые сложности. Во-первых, в большинстве случаев подтверждающие события удостоверялись только самими людьми, пережившими умирание или, в лучшем случае, одним-двумя близкими друзьями или родственниками. Во-вторых, даже в самых поразительных, хорошо подтвержденных случаях, которые мне удалось собрать, я давал обещание не открывать действительных имен. Но даже если бы я мог это сделать, я не думаю, что такие подтверждающие рассказы, собранные уже после самого случая, могли бы представлять собой доказательство, в силу причин, о которых будет сказано в заключительной главе.

Мы подошли к концу завершающго обзора тех стадий и событий, которые переживаются умирающими во время их опыта смерти. Я хочу в заключении этой главы привести отрывок из одного свидетельства, которое содержит большую часть тех эпизодов, которые обсуждались выше. Кроме того, в данном повествовании имеется один уникальный момент, о котором ранее ничего не говорилось: светящееся существо заранее говорит человеку о неминуемой смерти, но впоследствии решает сохранить ему жизнь.

"В то время, когда оно призошло, я страдал жестокими приступами бронхиальной астмы и энфиземы; такие приступы у меня бывают сейчас. Однажды, во время сильного приступа кашля, я очевидано повредил позвонок в нижней части позвоночника. Через несколько месяцев я был на консультации у группы докторов в связи с мучительными болями, начавшимися у меня. Наконец, один из них направил меня к нейрохирургу, д-ру Уатту. Он осмотрел меня и сказал, что мне немедленно надо ложиться в больницу. Я согласился, и меня поместили в машину для перевозки.

Д-р Уатт знал, что у меня больные легкие, поэтому он пригласил специалиста по легочным заболеваниям, который сказал, что анастезиолог, д-р Колеман, будет присутствовать в качестве консультанта на случай, если придется давать наркоз. Таким образом, специалист-легочник готовил меня в течении двух недель, после чего передал меня в ведение д-ра Колемана. В понедельник д-р Колеман, наконец, согласился на операцию, хотя он был очень обеспокоен моим состоянием. Они назначили операцию на следующую пятницу. В понедельник вечером я заснул и спокойно проспал всю ночь. Но рано утром, во вторник, я проснулся от страшной боли. Я поворачивался с боку на бок, чтобы занять более удобное положение. Как раз в этот момент появился свет в углу комнаты, под потолком. Это был просто светящийся шар похожий на мяч, не слишком большой, не более 12-15 дюймов в диаметре, и как только он появился мной овладело странное чувство. Я не могу назвать его ощущением ужаса, нет, это было не так. Это было ощущение полного мира и невероятного облегчения. Я увидел руку, которую свет протянул мне. Как только он сделал это, я почувствовал, как меня что-то вытягивает и что я оставляю свое тело. Я оглянулся и увидел себя лежащим на кровати, в то время как я продолжал двигаться по потолку комнаты.

Теперь, когда я оставил свое тело, я принял ту же самую форму, что и свет. У меня было ощущение, - я буду употреблять свои собственные слова для описания всего этого, так как я никогда не слышал чтобы кто-нибудь говорил о чем-либо подобном, - что эта форма была, определенно, духовной природы. Это не было телом, скорее просто клуб дыма или пара. Это выглядело почти как облачко сигаретного дыма, каким мы его видим в тот момент, когда они плывут около лампы. Впрочем, эта форма была окрашена. Я различал оранжевый, желтый и еще не очень отчетливо, индиго и голубой.

Эта духовная сущность не имела формы, подобной форме тела. Она была более или менее округлой, но у нее имелось то, что я буду называть руками. Я помню это, потому что когда свет спустился ко мне, я мог взять его протянутую руку своей рукой. В то же время ладонь и рука, принадлежащие моему телу, оставались неподвижными, - я мог видеть их, когда поднимался к свету. Но тогда, когда я не пользовался этими духовными руками, мой дух опять принимал шарообразную форму.

Итак, я был привлечен в то же место, в котором находился свет и мы начали двигаться сквозь потолок и стену палаты в коридор, потом через коридор вниз, по этажам и так до нижнего этажа больницы. Мы безо всякого труда проходили двери и стены. Они как бы просто расступались перед нами, когда мы к ним приближались.

Все выглядело так, как будто мы путешествовали. Я знаю, что мы двигались, однако скорость была не слишком большой. В какой-то момент я вдруг понял, почти мгновенно, что мы достигли послеоперационной палаты. До этого я даже не знал, где находится эта палата в этой больнице, но мы были там и я опять находился под потолком комнаты, в углу. Я видел врачей и сестер, которые ходили в своих зеленых халатах, видел стоявшие там кровати.

Это существо сказало, вернее, показало мне: "Вот где ты будешь, когда тебя привезут после операции. Тебя положат вон на ту кровать, но ты не проснешься. Ты не будешь ничего знать, что присходит с тобой с того момента, когда тебя поместят в операционную и до тех пор, пока я не приду за тобой некоторое время спустя". Я не хочу сказать, что все это было сказано словами. Это не был слышимый голос, потому что в таком случае находившиеся в комнате слышали бы его, но этого не было. Это было нечто большее, чем просто мое собственное представление. Все это было так живо, что я не могу сказать, что не слышал этого или не чувствовал. Это было нечто совершенно определенное, переданное мне. В то время, когда я был в этой духовной форме, я гораздо быстрее воспринимал все, что я видел, по сравнению с обычным состоянием. Я был весьма удивлен: "Вот то, что он хочет показать мне". Я мгновенно понимал все, что он имел ввиду. Это несомненно было именно так. Я видел кровать, которая была сразу справа, как войдешь в палату, я понимал, что это именно та кровать, на которой я буду лежать и что он показывает мне все это с определенной целью. Потом он сказал мне зачем. Он показал мне все это потому, что не хотел, чтобы я боялся того момента, когда мой дух выйдет из тела, но он хочет, чтобы я знал, что ждет меня. Он хотел убедить меня, чтобы я не боялся, потому что он придет ко мне не сразу, что вначале я должен буду пройти через другие ощущения, но что он будет охранять меня и в конце концов будет со мной. Сразу же после того, как я присоединился к нему для этого путешествия в послеоперационную и сам стал духом, мы, в некотором смысле, слились в одно целое, но в то же время мы были и отдельны. Но, насколько я мог судить, он полностью главенствовал. Даже тогда, когда мы проходили сквозь стены и потолки, казалось, что мы так едины, что никакая сила не могла бы отделить меня от него. В то же время сохранилось ощущение мира, спокойствия и ясности, которого я никогда не испытывал раньше. Итак, после того как он сказал мне все это, он вернул меня обратно в мою палату. Я увидел мое тело, все еще лежавшее в том положении, в каком я его оставил, и то же мгновение вошел в него. Я полагаю, что был вне моего тела минут пять или десять, но обычное протекание времени не имеет ничего общего с тем состоянием. Я даже не помню, - думал ли я об этом в то время. Сейчас все это для меня так удивительно. Все это было так живо и реально, более реально, чем в обычной жизни. На следующее утро я уже совсем не болел. Когда я брился, я заметил, что мои руки не дрожат, как это было на протяжении шести или восьми недель до этого. Я знал, что умру, но это не огорчало меня и не пугало. Я не думал, скажем, "что бы мне такого сделать, чтобы избежать этого?" Я был готов.

В четверг днем, то есть за день до операции, я был в своей палате, когда мной овладело беспокойство. У нас с женой был сын, и мы еще взяли на воспитание племянника, с которым у нас было довольно много хлопот. Так что я решил написать одно письмо жене и другое племяннику и изложить в них то, что меня беспокоило и спрятать письма так, чтобы они могли быть найдены только после операции. После того, как я исписал две страницы письма к жене, получилось так, как будто у меня открылось ...................... залился слезами. Впервые я рыдал так сильно. Я боялся, что своими рыданиями я привлеку внимание сестер и они прибегут узнать, что случилось. Но я не слышал, чтобы открывалась дверь. В этот раз я снова ощутил его присутствие, но на этот раз я не видел никакого света. До меня только доходили мысли или слова, как раньше. Он говорил мне: "Джек, почему ты плачешь? Я думаю, что тебе будет хорошо со мной". Я ответил: "Да, я плачу. Я очень хочу идти к тебе". Голос спросил: "Тогда почему же ты плачешь?" Я ответил: "У нас довольно сложные отношения с племянником, вы знаете, и я боюсь, что моя жена не будет знать, как его воспитывать". Я старался передать словами то, что я чувствовал, и как мне хотелось помочь жене воспитывать его. Я также говорил о том, что мое присутствие могло бы все поставить на место.

После этого ко мне пришли мысли от этого существа: "Поскольку ты просишь за другого и думаешь о других, Джек, я помогу тебе в этом. Ты будешь жить до тех пор, пока твой племянник не станет взрослым мужчиной".

Я перестал плакать и порвал написанное письмо, чтобы жена случайно не нашла его. В тот вечер ко мне приходил д-р Колеман и говорил мне, что предстоит немало трудностей с наркотизацией, чтобы я не удивлялся, если во время операции я проснусь и увижу себя в окружении шлангов, труб, машин и т. п. Я не говорил ему ничего о моем опыте, поэтому я просто кивнул и сказал, что приму к сведению все сказанное им. На следующее утро меня оперировали. Операция заняла много времени, но прошла успешно. Когда я очнулся, возле меня был д-р Колеман. Я сказал ему: "Я точно знаю, где я сейчас нахожусь". Он спросил: "На какой вы кровати?" Я сказал: "На той, которая первая справа, как выйти из хола." Он рассмеялся, но, конечно, подумал, что я разговариваю, будучи в состоянии наркоза.

Я хотел рассказать ему о том, что со мной произошло, но как раз в этот момент вошел д-р Уатт и спросил: "Он проснулся. Что вы хотите сделать?" Д-р Колеман ответил: "Это было за пределом моих возможностей. Я никогда в жизни не был так потрясен, как сейчас. Я был здесь со всем своим оборудованием, но ему все это было не нужно." Когда я смог подняться с кровати и оглядеть комнату, я увидел, что я был на той самой кровати, которую мне показывал свет несколько дней назад.

Это произошло три года назад, но я все помню так же живо, как и тогда. Это самая фантастическая вещь в моей жизни и я очень изменился после этого. Я рассказывал об этом только моей жене, моему брату, моему пастору и вот теперь вам. Я не стремлюсь к тому, чтобы произвести какой-то радикальный сдвиг в вашей жизни и я не хочу хвастать. Просто после этого случая у меня больше нет никаких сомнений. Я знаю, - есть жизнь после смерти."