Зал "Грузинских спелеологов"

Зал Грузинских спелеологовТуристская тропа, обогнув обрывистый берег голубого озера, начинает спускаться, и вы оказываетесь в зале "Грузинских спелеологов". Этот самый большой зал Новоафонской пещеры назван в честь первооткрывателей и первых исследователей-спелеологов, которые вместе с абхазскими коллегами провели в недрах Иверской горы многие недели.

В своей начальной - южной части - зал не очень отличается от зала "Абхазия": те же глыбовые навалы, серые стены, высокие мрачноватые своды. Но вот впереди слышен отчетливый шелест падающих сверху струй воды, а перед глазами встает первое подземное чудо: Белая гора. Она высится справа от экскурсионной дорожки среди нагромождений темных камней, как противопоставление мгле и хаосу, как предзнаменование еще более удивительных чудес, ждущих вас впереди. На вершину Белой горы падают искрящейся в лучах света капли, разбиваются в пыль, стекают тонкими ручейками к подножью.

Возле горы можно заметить белые столбики зарождающихся сталагмитов. Они неровными рядами, как ступеньки, устроились и на покрытом кальцитовой корой крутом склоне слева от туристской тропы. Эти неверные ступеньки ведут к широко распахнувшемуся входу в боковую галерею. Ее наклонный пол покрыт ребристым каменным покрывалом, в котором искрами проблескивают грани белых кальцитовых кристаллов. Кое-где под медленными каплями падающих с потолка воды поднимают свои сахарные нетающие головы белоснежные юные сталагмиты. Кальцитовый кружевной полЭкскурсионная дорожка местами разрывается, и в отверстия можно разглядеть второе дно, по которому почти бесшумно бежит прозрачный ручей. Выше по ходу галерея превращается в необычный лабиринт. Основной вход вдруг раздваивается, а потом снова развилка. Следующий ход снова делится на два, а то и на три, коридоры становятся все уже и ниже и наконец - тупик: желтая стена, нашпигованная светлыми известняковыми обломками.

Но невелик этот "оазис" в зале "Грузинских спелеологов. Всего несколько шагов по экскурсионной дорожке, и от праздничной картины не остается и следа: перед нами темная впадина северной части зала. Покрытое глиной дно испещрено  извилистыми оврагами. Пересекая впадину из конца в конец, они сходятся  у восточной стены, образуя затянутую коричневой грязью глубокую воронку, из которой высовываются желтоватые клыки известковых глыб. Иногда это отверстие открывается, и оттуда медленно и безмолвно поднимается мутноватое холодное озерцо. Постояв на уровне второго водоотводного туннеля, озеро через несколько часов целиком уходит назад. Вместе с водой угрюмый пещерный Мальстрем засасывает взбаламученную паводком глину, которая потом, как пробкой, закупоривает пересыхающую горловину.