Книга перемен

[№ 10] Ли. Наступление (Поступь)

Реакцией на начало ограничения извне является следующий момент - когда самые незначительные силы вновь приобретенного знания начинают свое положительное продвижение вперед. Все прошлое - и, в этом смысле, внешнее - противостоит в своей привычной и потому разрушительной для нового познания убедительности. Поэтому последнее в своем выступлении вперед подвергается опасности поражения. Чтобы избежать его, здесь необходима поддержка новой идеи с моральной стороны, со стороны кроткой приветливости, - качества, символизи­рованного в нижней, внутренней триграмме Разрешение (Дуй), - лишь тогда возможно наступление нового познания на внележащие напряженные силы. И это наступление всегда может и должно быть столь осторожным и мягким, что производящий его в самых ужасных обстоятельствах не пострадает. Познавательная способность при этом направляется на конечную истину, от которой должны быть отброшены все случайные оттенки, возникающие от нерадивого отношения к ней, что должно привести к следующей гексаграмме Расцвет. Поэтому такая деятельность должна быть осторожной до парадоксальности, как это указано и в образе текста:
Наступи на хвост тигра так, чтобы он не укусил тебя самого.
Развитие.

1

На первой ступени развития процесс существует лишь idealiter, и поэтому он - лишь в возможности, а не в действительности. Но только переход в действительность сообщает процессу прагматичность, конкретизирующую и тем самым индивидуализирующую его. До этого процесс мыслим лишь как возможность данного действия и отличается от каж­дой иной идеи процесса лишь спецификой данного, а не иного действия. Эта специфика существует пока, конечно, лишь в общих понятиях, а не в материальной конкретности. Однако и она как план на будущее ука­зывает на возможность безбедного развития процесса. В тексте читаем:
В начале сильная черта.
Простейшее наступление.
Если отправишься вперед, хулы не будет.

2

Основная причина наступления состоит в неудовлетворенности тем, чем человек обладает. Из стремления к новому человек переходит к преодолению препятствий и к действительному наступлению. При этом на данном этапе уже недостаточно простейшее наступление как таковое, еще лишенное всякой индивидуальной окраски. Здесь оно уже конкретизировано определенным объектом наступления. Однако такая индивидуа­лизация играет лишь относительную роль, ибо чрезмерная индивидуализа­ция угрожает отрывом от окружения и потому гибелью. Наоборот, уравновешенность, выраженная уже в самой (второй - центральной) позиции, - равновесие между старым и вновь приобретенным знанием, - вот то, что здесь особенно необходимо. Достижение такого спокойствия должно давать человеку полное удовлетворение; и он не нуждается в оценке и признании его деятельности извне, со стороны других людей. Он как отшельник, в одиночестве продолжает свое наступление на вновь приобретаемое познание, в тексте мы видим следующее:
Сильная черта на втором [месте].
Путь, по которому ты ступаешь, - совершенно ровный.
Скрывшемуся человеку стойкость - к счастью.

3

В наступлении более чем где-либо необходимо гармоническое сочетание познания и действия. Мало знать сущность наступления, надо еще знать и метод его. Недостаточно ценить одно знание, но надо еще больше ценить его осуществление. Без последнего получается некая неполноценность и односторонность. Она именно и выражена в образах текста. Но часто бывает, что в такой период кризиса люди тщетно рассуждают об истинносущем, не корректируя свои действия этим знанием. От этого даже их ограниченное знание окончательно огрубевает и становится мертвой схемой. Но именно такие окосневшие люди действуют безуспешно во время кризиса. В тексте это облечено в следующие образы:
Слабая черта на третьем [месте].
И одноглазый может видеть; и одноногий может наступить.
[Но если так] наступить на хвост тигра, [то он] укусит [этого] человека.
Несчастье.
Воин действует вместо великого государя.

4

Переживание предыдущего кризиса имеет своим положительным результатом то, что в нем познается неполноценность одностороннего развития и появляется стремление ее преодолеть, которое и осуществляется здесь. Конечно, это не совершается просто, и на этой ступени чело­век еще лишен полного осознания правильного пути своего действия, и поэтому он еще полон страха. У него еще вырываются восклицания ужаса, но если он доведет до конца начатый процесс гармонизации, то его ожидает счастье. В таком случае он уже будет двигаться вперед, не отступая. В тексте это выражено так:
Сильная черта на четвертом [месте].
Наступить на хвост тигра - ох-ох!
В конце концов - счастье.

5

Весь накопленный в предыдущем опыт наступления превращается в такую силу, что уже становится необходимым наступление. Нужно на него решиться. Иначе человек остановится в тот момент, в который особенно благоприятны условия для наступления, для познания в практике истинносущего. Поэтому в тексте лаконически, без отвлекающих образов говорится прямо:
Сильная черта на пятом [месте].
Решительное наступление.
Будь стойким в опасности.

6

Ввиду опасности переразвития, свойственного последней позиции, здесь было бы неблагоприятно искать новые пути. В основном ведь все касающееся наступления уже достигнуто, и, исходя из приобретенного знания и умения, необходимо все вновь и вновь действовать, имея перед глазами свой прежний опыт и обращая внимание на то, что приводило к самому благому исходу. Кроме этой основной мысли, здесь излишни все иные рассуждения, поэтому и в тексте сказано только:
Наверху сильная черта.
Рассматривай наступление и вникай в [то, что) счастливо [в нем].
При его возврате - изначальное счастье.

 

НАЗАД ИСХОДНАЯ СЛЕДУЮЩАЯ