Живые сверхорганизмы

Как известно, в строительстве термитника участвуют многие тысячи насекомых. В итоге вырастает сложнейшее сооружение со строгой системой ходов и вентиляционных каналов, со складами для продовольствия, отдельными помещениями для королевы, для личинок и т. д. Был поставлен опыт: строившийся термитник перегородили так, чтобы насекомые, находившиеся в одних его частях, были изолированы от находящихся в других. Несмотря на это, строительство продолжалось по той же, чрезвычайно сложной схеме, а каждый ход, вентиляционный канал или помещение, которые оказались разделенными перегородкой, приходились точно на стыке одно против другого.

Ясно, что ни один отдельно взятый термит не способен вместить всю полноту информации о сооружении в целом. Можно ли предположить, что носителем такой информации является не отдельный термит, а как бы вся совокупность, вся популяция? Вот наблюдение французского исследователя Луи Тома, много лет занимавшегося термитами: «Возьмите двух или трех — ничего не изменится, но если вы увеличите их число до некой «критической массы», произойдет чудо. Будто получив важный приказ, термиты начнут создавать рабочие бригады. Они примутся складывать один на другой маленькие кусочки всего, что им попадается, и возведут колонны, которые затем соеди­нят сводами, пока не получится помещение, напоминающее собор». Иными словами, «знание» о сооружении в целом возникает только тогда, когда налицо некое сообщество особей.

Подобное явление не единично. Стая саранчи следует обычно строго определенным маршрутом — через пустыни, через пески — к зеленым долинам, туда, где есть корм. Если из общего потока изъять отдельную особь, она тут же теряет направление и будет беспорядочно бросаться то в одну, то в другую сторону. Отдельная особь не знает ни направления движения, ни цели. Стая — знает. О птицах, совершающих свои ежегодные перелеты стаями, долгое время полагали, что их движением руководят старые и более опытные. Японский орнитолог профессор Ямамото Хироуке установил, что у перелетных стай фактически нет ведущего. Случается, во время перелета во главе стаи оказывается чуть ли не птенец. По данным Ямамото Хироуке, из 10 случаев в 6 во главе стаи бывает молодая птица, появившаяся из яйца только этим летом. Ясно, что она не может «знать» традиционные пути перелета, а тем более вести за собой остальных. Несмотря на то что молодые птицы летят впервые, они безошибочно находят путь, простирающийся иногда на тысячи километров. Однако, как и у других, знание это существует, только пока птицы находятся вместе, пока они образуют некую совокупность. Итак «птица блуждает», теряет направление, едва оказывается одна. Но стоит множеству таких же, не имеющих направления особей собраться в стаю, как возникает знание, которого до этого не было.

Помимо знания, стае (или популяции) присуще еще одно свойство — некий повелительный импульс, как бы «единая воля», подчиняющая себе отдельных особей. Особенно проявляется это во время миграций. «Стаи саранчи,— пишет исследователь, — огромные тучи красноватого цвета, опускаются и взлетают словно по команде». Чьей команде, откуда исходит она? Некий мощный, неодолимый импульс движет всей этой плотной, многотонной массой. И в этом импульсе, подчиняющем себе всё, растворяется, исчезает без следа воля и выбор действий каждой отдельной особи. Когда движется эта живая стена, невозможно ни остановить, ни изменить движение какой-то отдельной особи, пока она находится в общей массе. Тщетны любые попытки «преградить путь словно загипнотизированных насекомых,— пишет Реми Шовен.— Они обходили препятствия, переползали через стены, проходили и сквозь кустарники, даже бросались в воду и огонь и неудержимо продолжали двигаться в том же направлении».

Мыши-полёвки во время внезапных своих миграций, встретив на пути ров, не огибают его, не ищут другого пути. Живая волна захлестывает его, заполняя до краев копошащимися телами, по которым сотни тысяч других безостановочно продолжают своё движение. Затоптанные, задавленные, задохнувшиеся в глубоком рву, перед тем как погибнуть, не делают ни малейших усилий вырваться. Они — живой мост, чтобы могли пройти остальные. Сильнейший инстинкт, инстинкт выживания, оказывается подавленным и заглушенным полностью.

И другой, не менее важный инстинкт оказывается подавленным, когда перед нами не отдельные особи, а стая, гигантская живая масса. Это инстинкт нападения и инстинкт страха перед хищником. Исследователи наблюдали, как во время миграции южноафриканских газелей лев оказывался захлёстнутым их потоком и был бессилен выбраться из него. Не испытывая ни малейшего страха, газели двигались прямо на льва, обтекая его, как некий неодушевлённый предмет.

«Воля популяции» проявляется и в другом. Обычно едва количество особей начинает превышать некое критическое число, животные, словно подчиняясь неизвестно откуда исходящему приказу, перестают воспроизводить потомство. Наступает блокировка или, говоря словами французского исследователя Реми Шовена, «групповая стерилизация». Доктор Р. Лоус из Кембриджского университета, в течение многих лет изучая жизнь слонов, пришел к подобному же выводу. Когда поголовье слонов слишком возрастает, стадо как бы само начинает регулировать свою численность. Либо самки становятся гораздо реже способны к воспроизводству, либо период зрелости у самцов наступает значительно позднее.

Были поставлены эксперименты с кроликами и крысами. Едва среди них создавалась повышенная плотность, как вопреки обилию кормов и прочим благоприятным условиям начиналось самое непонятное — фаза повышенной смертности. Приказ, исходящий из некоего незримого источника, неумолимо обрекал животных на смерть. Без всяких причин наступали ослабление организма, снижение сопротивляемости, болезни. Продолжается это только до тех пор, пока популяция не сократится до оптимальных размеров.

Известно, что биологически зарождение мужской или женской особи равновероятно. Однако если в популяции почему-либо оказывается мало самок, то среди новорожденных вдруг начинают преобладать самки; если мало самцов, то количество самцов среди вновь родившихся начинает заметно превышать среднюю цифру. Процесс этот продолжается до тех пор, пока соотношение полов не выравнивается. Ясно, что отдельная особь не может по собственному желанию влиять на пол своего потомства. В то же время речь идет о явлении, повторяющемся с правильностью закона. Иными словами, мы снова сталкиваемся с неким целенаправленным воздействием, источник которого находится вне каждой отдельной особи. Явление, о котором идет речь, хорошо известно и в человеческом сообществе. Среди демографов оно получило название «феномена военных лет». Во время войн и после них в воюющих странах, потерпевших урон среди мужского населения наблюдается внезапный рост новорожденных мужского пола ( Я слышал, что этот эффект наступает и перед войной.). 

Некоторые исследователи отмечают, что, наблюдая за стаей саранчи, которая движется плотной, компактной массой, достигающей иногда веса в 10000 тонн, трудно бывает отделаться от ощущения, что это некое единое гигантское существо, некий «сверхорганизм». Такое же впечатление производят порой и перелётные стаи птиц, летящих сплошною живой массой длиной 6 — 8 километров и шириной 100 метров. Отдельные особи кажутся как бы частицами некоего единого «сверхорганизма», а их нервная система и мозг — компонентами общего сверхкода. По словам биолога Луи Тома, термиты, обитающие в своей гигантской постройке, «не составляют, как , может показаться, сплоченную массу индивидуумов, но являются единым организмом с уравновешенным и вдумчивым умом, подающим команды миллионам лапок. (К слову, живая масса термитов на Земле столь велика, что на каждого человека приходится около 750 килограммов термитов!).

Исследователи все больше приходят к мысли, что совокупность живых существ — это нечто качественно иное, чем принято было считать до сих пор. В специальной литературе появились термины, выражающие это иное понимание; «сверхорганизм», «диффузный организм». В работах советских исследователей В. И. Василевича и В. С. Ипатова мы встречаем термины «надорганизменные биосистемы», «надорганизменные уровни развития живого».

Имел и я в детстве возможность столкнуться с реальным действием такого сверорганизма. Как то мы, малолетние придурки, развлекались тем, что бросали издалека камни в щит в тире, на котором крепились мишени. За ними устроили гнездо осы. Они долго терпели. Но затем вылетели роем и прямо на нас. Долго они гнались за нами. Обжалили. Еле от них отделались. Спрашивается, как они смогли понять, что их тревожат удары камней? Как они смогли понять, что именно мы их бросали? Как они определили, что нас можно наказать? Вряд ли это задача по силам микроскопическому мозгу насекомого. Но рой - это уже сверхорганизм, логические возможности которого уже приближаются к высшим животным. 

Что же связывает такие разные организмы, от клеток, до высших животных. До недавнего времени учёные не давали какого-либо определенного ответа. Но основываясь на теории микролептонов можно вполне определенно сказать, что любой организм, да и вообще любое физическое тело распространяется далеко за пределы видимой нами формы. Причем, чем более мелкие микролептоны, тем поле распространяется дальше, образуя многослойную ауру достигающую огромных размеров. В частности мысль человеческая может распространяться по крайней мере на тысячи километров. 

Живые организмы, в процессе приспособления давно освоили возможность передачи и приёма информации посредством микролептонных полей. Мало того, их мысли и чувства не просто арифметически складываются, а порождают некую специализацию каждой особи, в совокупности порождающую как бы сверхмозг. Клетки человека также порождают сверхорганизм, то есть собственно организм человека. И собственно мозг человека играет в процессе функционирования организма не единственную, и даже не главную роль. То, что мы можем наблюдать как ауру - это часть общего микролептонного поля, причём самая грубая. На самом деле общее микролептонное поле человека - это многослойная энерго-информационная структура, в которой происходят разнообразные и исключительно сложные процессы.  

Вообще животные пользуются информацией передаваемой микролептонами естественно и непринуждённо. Сколько угодно можно слышать, как увезенные за сотни километров собаки и кошки приходили домой или находили хозяина. Как они на огромных расстояниях ощущают состояние своих сородичей, или тех, которых считают таковыми. Также в детстве я помню, как выла собака у нашего соседа. Вся семья моя была разбужена. А утром пришла телеграмма, что невестку у соседей в Харькове сбил троллейбус, у которого отказало рулевое управление и он выскочил на тротуар. Невестка погибла. Собака это почувствовала за сорок километров.

Животные ощущают окружающую среду не так как мы. Во-первых, потому, что у них могут быть органы воспринимающие, скажем, инфразвук, ультразвук, магнитное поле и т.д. Но главное, что они ощущают мир и через микролептонные поля. Телепатия для них естественное состояние. И она связывает в единое целое не только живые организмы одного вида, не только всё живое, но и всю природу, включая планету Земля и всё Мироздание.

Было время на заре человечества, когда и человек ещё не потерял возможность интуитивно-подсознательного восприятия мира. Мало того, он имел и прямой доступ к знаниям ноосферы. В книге "Великий круг", "Тайна древних богов" и "Великий и могучий" рассмотрен процесс формирования разума и показано, что во времена Неолитической революции (12 тысяч лет назад) разумное восприятие мира ещё не вытеснило подсознательно-интуитивное восприятие и это позволяло осваивать технологии, позже забытые, к которым мы ещё не подошли. Именно тогда строились мегалитические сооружения. И египетские пирамиды, и Баальбек, и Сексуаман.

Клетки организма человека это отдельные живые существа, которые создают сверхорганизм. Каждая клетка воспринимает информацию из биополя и выполняет такие действия, которые соответствуют её месту в организме. Если такая связь теряется, клетка начинает неуправляемо делиться и это есть рак. Как клетка воспринимает информацию, пока науке не известно. Можно предположить, что биополе подобно электрическому полю и в нём идут волновые процессы. Цепь ДНК представляет собой линейную полимерную цепочку. Если к концу полимерной цепочки присоединить какой либо атом, электрический потенциал на конце цепи изменится. Это вызовет реакцию следующих звеньев цепи. И так волна потенциала побежит по цепи до её конца. Там она отразится и побежит обратно. Так возникает затухающий волновой процесс. ДНК представляет собой как бы антенну. Благодаря её волновым свойствам ДНК может принимать информацию из биополя и наоборот, передавать в биополе информацию. Это и есть волновая генетика.

Так можно из стволовых клеток создавать отдельные органы и даже части тела организма. Достаточно стволовую клетку данного человек поместить в область больного органа и он может быть заменён новым. Проблема в том, как создать стволовую клетку из тканей взрослого человека. Но говорят, что это уже решённый вопрос, и это даже отмечено Нобелевской премией. Так открываются принципы будущей медицины, и путь к вечной жизни. Хорошо, если это послужит счастью человечества. Однако с точки зрения духовной жизни человека, вечная жизнь невозможна. Цепь: рождение, детство,  взрослость, старость, смерть не может быть отменена. Человек стареет не только телом, но и душой. Поэтому рано ещё говорить о последствиях регенеративной медицины будущего. Быстрее всего, решение одних проблем породит массу других проблем и так будет всегда.

Архив хитов двадцатого столетия Музыка 50-60 годов Классическая музыка Народная и хоровая музыка Музыка МИДИ Публицистика Статьи на научные темы Обои и компьютерная графика  Религии  Викторины  Игры Кунсткамера Для товарищей коммунистов Видеоархив КНИЖНАЯ ПОЛКА