Древняя поэзия

Средневековая европейская поэзия

Поэзия востока

Европейская классическая поэзия

Древнерусская поэзия

Поэзия пушкинского времени

Русские поэты конца девятнадцатого века

Русские поэты начала 20 века

Поэзия военной поры

Шестидесятники и поэты конца социалистической эпохи

Поэтическая трибуна

Викторина по теме поэзии

  Николай Мрыхин  


Пятьдесят

Жить начинаю только в пятьдесят,
До этого не жил, а куролесил.
И сединой уже виски блестят.
Приходит время добрых, светлых песен.

Веселый, бородатый и большой,
В алмазных росах омывая ноги,
Босой иду я, словно Лев Толстой, 
На солнце бронзовея понемногу.

Щегол поет – в тетрадку запишу,
Трещат сороки – их увековечу,
А о годах прошедших не грущу,
Они еще предвечерье – не вечер.

Мир предо мной, не тусклое стекло,
Весенних рек бурлящие разливы,
И счастлив я – как много мне дано:
Лазурь небес и золотые нивы.

Кротом я жил, и бечеву тянул,
В своих обидах мелочных копался,
Когда же пятьдесят перешагнул,
В другой, как будто, жизни оказался.

На площадях пускай провозгласят,
Пусть знают города и слышат веси,
Что жить я начинаю в пятьдесят,
А прежней жизни я поклон отвесил!

Держи удар

Боксерский ринг, и в зале свист.
Мужской, жестокий спорт:
И в корпус хук, и слева свинг,
И снизу апперкот*.

А тренер: "Эй, держи удар,
Парнишечка, держись!"
Держусь, хоть до смерти устал,
Как держатся за жизнь.

Соперник бил, к канатам жал,
Я боль не замечал.
А я держал,
Держал удар,
И даже отвечал…

И как меня ни бьет судьба,
Как ни прессует жизнь,
В судьбе надежда правит бал:
"Держи удар! Держись!

Все вскоре встанет на места –
Глянь! Светлый путь лежит.
Живи! И не теряй лица,
Держи удар! Держись!".

Испанские ножи

Летит Земля, вращается планета,
Средь недоверья, подлости и лжи
По миру бродят скрытно, неприметно
Кровавые испанские ножи.

Клинок навахи злобен, неизбежен,
И неожидан, как дурная ложь. 
Где б ни был ты, блистателен и бешен,
Тебя отыщет этот дикий нож.

А в глубь души заглянут очи хитрые,
Кровинушкой запузырят уста.
На лезвии засохла кровь Димитрия,
А на гвоздях поникшего Христа.

И тут не важно – прав ты иль неправый–
Путь предначертан и клинок блестит…
Народ простит разбойника Варавву,
Но праведника трижды не простит.


Выйду в звездную ночь
                                               Елене К.


Выйду в звездную ночь. Пряный запах цветущей сирени
Мне напомнит о том, что, казалось, давно позабыл.
Мне напомнит слова, те слова, что сказать не сумели…
Как мудрены изгибы, кручены изгибы судьбы! 

Чтоб обнять небосвод, свои руки раздольно раскрою
И веселым скворцом воспарю в необъятную высь.
Все плохое оставлю, оставлю я там, за спиною.
Прилечу в отчий край, где когда-то с тобой родились. 

Здесь черемухи цвет, как фата, белоснежная пена,
Райский птиц щебетанье и Храма хрустальный чертог.
«Как зовут вас?» -спрошу. Вы ответите тихо: «Елена».
Барсы, словно котята, у наших улягутся ног.

Мы с тобою уйдем в необъятные звездные дали,
Мы стремились к ним в юности, - тропку найти не смогли.
И откроет нам тайны, нам тайны свои мирозданье.
Все великие тайны небес и прекрасной земли.

Я очнусь, как проснусь. На ладони звезда догорает.
Да по небу плывет серебристой монеткой луна.
Каждый вздох в мире вечен и ничто в нем не пропадает…
Соловьиная трель замолкает. Вокруг тишина… 
Тишина.

Дорога Ныша - Ижевск.
25. 07.04

* * *
Взирает грустно бронзовый Ульянов
На бренный мир: на грязь, разврат и ложь,
В кустах чуть одаль вдребезину пьяный
Нужду справляет одичалый бомж.

Течет под статуей змеёй река людская,
Людская, равнодушная река,
И воробьев чирикающих стая
«Известкой» метит лысый череп старика.

Ему б присесть - постой-ка столько сроку!
Пивка попить - любитель был большой,
Но вынужден стоять он одиноко,
Как чертов перст, над темною толпой.

Над ним года мгновеньем пролетают,
Над идолом им рушенной страны.
И отражается его тоска глухая
В аспидных стеклах банковской стены.

21.06.04

Храм вечерний

В ночь злую, когда буран рыщет,
Мгновенье -и стекла из рам,
Пытаюсь я на пепелище
Души, одинокой, поникшей
Воздвигнуть сияющий храм.

Осмыслить пытаюсь былое,
Разжечь вновь в душе жар огня,
Ведь билось в груди молодое
С надеждой, верой, любовью
Сердечко в груди у меня!

Ведь были ж минуты прозренья.
Ужель безвозвратно прошли?
На клиросе светлое пенье
В прощенное то воскресенье
Звучало 
И гасло вдали.

И эти минуты покоя,
Лишь вспомню:
Чуть зрим, легкокрыл
Безгрешною детскою душою
Весь мир, озаряя собою,
Под куполом голубь парил.

И спит под горою деревня,
И роща.
И сад снежный спит. 
Лишь храм,
Величавый и древний,
Как будто в минуты творенья,
Янтарной свечою горит.
15.05.04
Дорогой воспоминаний (Любушка) 
Не берег честь смолоду.
Словно тень, по городу,
Городку радушному
Улицей иду.
Хоть чужой,
Но дорог мне,
Он, как свет
В родном окне,
Городок с церквушкою,
Кувшинками в пруду.
Здесь живет любимая,
Здесь на этих улицах
Оставляет, милая,
Свой летящий след.
И звучит в душе моей
Песня лебединая,
Что хранил для любушки
Много- много лет.
И спросил старушек я
В глаженых платочках,
Где спросил: «Та улица»,
Где спросил: «Тот дом -
Ставни дома в кружевах, 
Рядом с домом почта».
Подсказали, славные:
«Справа за прудом».
Только вот у дома
Ставни заколочены.
Пробурчал мне, нехотя,
В маячке сосед:
«Припозднился, парень ты,
Припозднился, точно.
Те соседи съехали,
Вот уж десять лет».
***
Зыбкой детской, нежною,
Мой вагон качается
И слоится в тамбуре
Сигаретный дым.
И любовь безгрешная
Все грустит, печалится-
На руке наколочка
С профилем твоим. 

15.06.03

Mrykhin47@mail.ru