Древняя поэзия

Средневековая европейская поэзия

Поэзия востока

Европейская классическая поэзия

Древнерусская поэзия

Поэзия пушкинского времени

Русские поэты конца девятнадцатого века

Русские поэты начала 20 века

Поэзия военной поры

Шестидесятники и поэты конца социалистической эпохи

Поэтическая трибуна

Викторина по теме поэзии

  Маша  


О себе

Так тоскливо, дождливо и злобно...
Серый дождь, белый снег,
на деревьях рассвет.
Солнце гаснет... Рождается... Тысячи лет...
Почему небо плачет?
Мне сладко и так.
На усталых ветвях, на тщедушных зонтах - это я.
Никому. Никогда. Ни к чему.
Ты у Бога один.
Ни сегодня, ни завтра не свершится мечта.

Жизнь, как крыса в норе, как туман в тишине, разрывающей уши.
Ночь, серо, скользкий снег,
сладкий тянущий смех.
Я иду, я бегу, но взлететь не могу.
Поворот на шоссе страшной скоростью глушит
Страх и боль.
Ничего...
Не летаешь - ползи!
Брюхо в кровь раздери о холодные зубы.
Нам не так тяжело.
Нам все можно, безумным...


Натура

Не лучше ли сразу распять?
Сердечно, тепло, милосердно.
Героем быть проще, наверно,
чем вечную ношу таскать.

Приросший мешок за плечами...
В нем горстка камней и земля
печаль и обиды хранят,
стеной становясь между нами.

Мне легче не может не стать:
прорвало, зажило, забылось,
бесчувственным шрамом покрылось.
А камень - в мешок. Вспоминать.

Кому-то - мешок... Кому - крылья...
Решать не тебе. Ты - живи!
Лелей свою шкуру, люби!
Ты в ней и красивый, и сильный.

Линяешь. Летишь голышом,
прозрачный. Недолго. И скоро
скулишь безнадежно от боли,
опять обрастая мешком.
 

Volence-nevolence

Меня погулять отпустила тоска.
Она уползла через дырку глазка
в подъезд, а оттуда на улицу, в холод,
охотиться на дурака.

Поищет-побродит, обратно вернется,
устало и мудро в глазок улыбнется.
Достанет ружьишко. Пиф-паф - ты убит.
И снова в любви поклянется.

kompotik@nikopol.dp.ua