Древняя поэзия

Средневековая европейская поэзия

Поэзия востока

Европейская классическая поэзия

Древнерусская поэзия

Поэзия пушкинского времени

Русские поэты конца девятнадцатого века

Русские поэты начала 20 века

Поэзия военной поры

Шестидесятники и поэты конца социалистической эпохи

Поэтическая трибуна

Викторина по теме поэзии

  Елена ПЕТУХОВА  


Вместо эпиграфа

Коктейль из ненаписанных стихов,
Не найденных, чужих, забытых слов
Со вкусом непрочувствованных чувств
Пьянит меня... Но я уже лечусь.


НОЧНОЙ КОШМАР

Опять - атака стен и потолков,
Тьма ночи, захлебнувшейся в молчаньи.
Слияние реальности и снов
В твоем полупроснувшемся сознаньи.

Ты задыхаешься... Сужается пространство.
Еще секунду - и ты будешь погребен,
И комнаты бездушное убранство
Останется венчать твой вечный сон.

В надежде от видения очнуться,
Ты силишься приотворить окно,
Но до него тебе не дотянуться,
Закрыто для тебя теперь оно.

И в воздухе ты хочешь раствориться,
Чтоб через щель в окне попасть туда,
Где свет ночных огней, как шелк, струится
И где слышны прохожих голоса,

Туда, откуда тени приползают
Нарушить лжегармонию квартир.
Они тебя безмолвно упрекают
За то, что не познал ты этот мир,

За то, что ты не понял, что не вечен
Мир, замкнутый в пространстве и в тебе,
За то, что, этим миром искалечен,
Ты видишь жизнь сквозь щелочку в окне.

Светает... Бред сознанья исчезает.
Ты засыпаешь, чтобы вновь увидеть сон
Про мир, что бликом ночи манит
Того, кто обречен и осужден.


ТОСКА

Першит тоска занозой в горле,
Заел бы - нечем.
И выпить хочется до боли -
больная печень.

Помойка из огрызков снов
На месте сердца.
Воспоминаний огоньком
Уж не согреться.

Ксерокопированных дней
В душе отрава
И впечатление, что их
Осталось мало.

И слов бесцветные плевки -
Как маскировка.
Из них рождаются стихи -
Большая стопка.

Над этим кладбищем ролей,
Не взятый смертью,
Рыдает старый лицедей
Янтарной желчью.

ДВОЙНИК

В табачно-никотиновом дыму
И в алкогольно-наркотическом подпитьи
С собою встречусь, от себя сбегу,
Когда меня весь мир возненавидит.

Двойник мне будет глупо улыбаться,
Свирепо ветер в голове шуметь
Про то, что наша жизнь - сплошная сказка,
Но надо постараться не трезветь,

Про то, что средь людей мы одиноки
И прячем сущность в лабиринте слов...
И потекут от слез кривые строки
Из сердца с кровью вырванных стихов.



ПУСТОТА

Будильник. Утро. Пустота.
И нежеланье встать с постели.
Как грустно, тошно, в самом деле!
А в снах - такая красота!

И обреченно ежедневно
Себя для жизни воскрешаем
И сердце биться заставляем,
Вливая кофе внутривенно.

Все наши действия похожи
На давний скучный ритуал.
Весь мир зомбированным стал,
И нету лиц - сплошные рожи.

И нас способен оживить
Лишь страх когда-то не очнуться,
Не просыпаясь, окунуться
Туда, где всем когда-то быть.

Мы жизнь острее ощущаем,
Столкнувшись с смертию впритык,
И жадною душой вбираем
Пред вечностью короткий миг.


ОДА СПИРТНОМУ

Волшебная, живительная жидкость!
Спасенье для того, кто слеп и слаб.
Для сильного - порок, бесчестье, дикость,
Для торгашей - источник всяких благ,

Для тех, кто счастлив - повод для веселья,
А кто несчастлив - повод погрустить,
Больным и одиноким - утешенье,
Самоубийцам - средство, чтобы жить.

Универсальное лекарство от напастей,
Наркотик, допинг, жизни суррогат,
Иллюзия несбывшегося счастья...
Кто пьет его - не прав, не виноват.

ИГРА

Тебе с людьми не по пути
И жизнь давно сплошная пытка.
Бессмертье смертью обрести
Тебе судьбой дана попытка.

Ты уж давно - живой мертвец
И ничего ты не теряешь:
На этом свете не жилец,
Ты и на том жильцом не станешь.

Назад отрезаны пути,
Но страшно к смерти приближаться...
Ты слишком горд, чтобы уйти,
И слишком слаб, чтобы остаться.

И на пороге в бесконечность
Тебе решать судьбу свою:
Вперед шагнешь - и канешь в вечность,
Назад - в мирскую суету.

Жизнь для тебя была игрою...
О ней не вспоминаешь ты
И молишь, чтобы за чертою
Сменились правила игры.

Но очевидно, что придется
Всю жизнь мучения терпеть.
Напрасно шанс тебе дается:
Нет сил ни жить, ни умереть.


ДРУГОЙ РАССВЕТ

Способны всех понять, но не себя,
Мы прикрываем сердце поплотней,
Мечтая скинуть кожу, как змея,
С природой слиться в наготе своей.

Надуманность скрывает пустоту.
Но порох подожжен - и будет взрыв.
Осколки разлетятся, на ходу
Кого попало насмерть поразив.

И нам откроется, что есть другой рассвет -
Не только порожденье фар и ламп.
Он ослепит. Назад дороги нет.
И, собирая тело по кускам,

Нам в ворохе сердец не отыскать,
Свое, что заставляло нас страдать.

ОДИНОЧЕСТВО

В домик на окраине планеты
Вход для посторонних запрещен.
Скучно мне и тесно в доме этом,
Он в могильный сумрак погружен.

Все вокруг безлико и туманно...
Иногда скорбящая луна
Свет прольет на мой приют печальный.
Здесь по доброй воле я одна.

Здесь живые чувства умирают,
Здесь спокойно мне до тошноты,
Здесь надежды в быт перерастают,
Здесь уничтожаются мечты.

Жизнь здесь будет двигаться к финалу,
Угасать я буду день за днем,
А когда терзаться перестану -
Небо разрыдается дождем.

Будут в окна дуть шальные ветры
И осветит робкая заря
Домик на окраине планеты,
Домик тот, где нет уже меня.

АПОКАЛИПСИС

Время вспомнить мольбы
И покрыть лицо белым.
Безнадежно больны
Мы душою и телом.
Конвульсивно вдыхаем,
Кислороду нам мало,
И себя нагоняем,
Но не успеть до финала.

Мы друг в друга втекаем
Алой огненной жижей,
Просим вечного рая,
Но никто нас не слышит.
Пролетит ангел мимо,
На земле мы - лишь гости,
Сгинем в братской могиле
На нечистом погосте.


УБИТЫМ БОГАМ

Это все уже было однажды:
Крови свежей почувствовав вкус,
С интересом звериным и жаждой
Мы смотрели, как гибнет Иисус.

А потом - в фанатическом рвеньи
Рисовали его светлый лик
И молили послать искупленье
За бессилья и трусости миг.

Но проклятье нависло над нами:
Грех предательства жив, как и встарь.
Убиваем делами, словами -
И возводим убитым алтарь.

И, поблизости бога заметив,
Не упустим его из оков.
Мы - слабы. Мы - жестокие дети.
Любим только убитых богов.
23.10.2002




Вместо эпиграфа
Слишком много людей, слишко мало тепла -
Лейтмотив нашей осени блюза.
Нас связали незримые узы,
Мы с тобой - беглецы в никуда...

ПРИЗРАЧНЫЙ ДЕМОН

Мы вышли за грани реальности зыбкой,
В шатре притаились, мечтой возведенном.
Скрывая смущенность за глупой улыбкой,
Вы так беззащитны в порыве влюбленном!

Я влажно и жадно целуюсь с бокалом
И взглядом ласкаю дразняще-небрежно...
Мне жарко под ваших стихов опахалом,
Мой призрачный демон, мой грешник безгрешный!

Разлуку пророчат рыдания блюза
И грома раскаты им вторят гнетуще,
Но так раскудрявилась шалая муза,
Но ложе-алтарь так бесстыдно-влекуще!

Мгновеньем в осколки бокал превратится,
Шрам-молния в них заиграет азартно.
И, болью экстазной спеша насладиться,
Сыграем мы сцену последнего акта.


КАРЕТА

Я помню, как мне жал тугой корсет
И как вуаль дыханьем колыхало,
Когда меня увел шальной поэт
В карету с ослепительного бала.

Ямщик прикрикнул. Кони понеслись.
Рубины слов таинственно мерцали.
Они в единый вздох ночной слились -
И страх ушел. Уста к устам припали.

Шуршали юбки. Платья пышнота
Мешала ощутить прикосновенья.
Застежек тайна с легкостью была
Разгадана в порыве вожделенья.

Впервые не стесняясь наготы,
Я закружилась в танце без названья.
В нем поцелуи были так чисты,
Нежны слова, волнительны касанья.

А кони мчались. Век иной нас ждал.
Он положил конец волшебной сказке.
В нем правил бал разгульный карнавал,
И мы одели чуждые нам маски.

За ними нам друг друга не узнать,
Не отыскать заветную карету.
Но я люблю! И буду посвящать
Стихи навек ушедшему поэту...


ХУДОЖНИК

Художник дерзкий на холсте
нарисовал оранжерею,
И, красок сочных не жалея,
В ней место выделил и мне.

Вокруг - нежнейшие из лилий,
Колючки-розы и тюльпаны.
В цветенье - вычурно-жеманны,
Полны гордыни: их любили!

Вдыхаю аромат их странный,
Желанье смутное терзает,
Все наносное исчезает:
Я слышу зов интимно-тайный.

Он соблазняет:"Стань собой!"...
Ночной фиалкой распускаюсь,
И, вольности такой пугаясь,
Смыкаюсь вновь в бутон тугой...


КОНФЕТНЫЙ ПРИНЦ

На вас глядела я Ассолью -
Из-под ресниц.
Вы щекотали себя болью,
Конфетный принц.

Фальшивым парусом манили -
Я повелась.
И - на мгновенье оживили,
Игривый князь.

Жестоко мною вы кидались
С вершины - вниз
И судорожно наслаждались,
Мон шер маркиз.

Так получайте - заслужили
Последний стон.
Его в уста ВЫ мне вложили,
Пигмалион.

Одно осталось утешенье -
Что вам больней...
Вам удалося представленье,
Актер-плебей!


КЛЕОПАТРА

В вино желанье подмешав,
Я завлеку вас в будуар.
Ночною жрицею представ,
Вас принесу богам как дар.

Свяжу. Все скину. Раздразню.
Дрожь ожиданья буду длить.
Приватным танцем опалю -
И прикажу покорным быть.

Вы жадно будете ловить
Мой смертоносный взгляд-укус,
Предчувствия по капли пить,
Бессмертия смакуя вкус.

Пульсации прилив унять
Вы взмолитесь. Я пощажу.
Я разрешу меня познать.
И - уничтожу. Удушу.

ЗЕРКАЛЬНАЯ ГАЛЕРЕЯ

Ты - теплый свет, ласкающий украдкой
Меня под утро через шторы сладко-сладко.
Ты - дымка невесомого тумана,
В которой растворяться не устану.
Ты - смелый ветер, что играет в паутине
Моих волос, шепча на ушко имя.
Тебя я узнаю в случайных встречных...
Блужая в лабиринтах бесконечных
Зеркальной галереи - я в смятенье:
Твое повсюду вижу отраженье!

ДУЭТ

Нота "си" несмелая
В дуэте с низким "до"
Черное плюс белое -
В итоге - серебро.
Многоточья веские-
Шифр-полунамек.
И горят предерзкие
Строчки между строк.


elen77@mail.tascom.ru

http://petu-elena.narod.ru