Древняя поэзия

Средневековая европейская поэзия

Поэзия востока

Европейская классическая поэзия

Древнерусская поэзия

Поэзия пушкинского времени

Русские поэты конца девятнадцатого века

Русские поэты начала 20 века

Поэзия военной поры

Шестидесятники и поэты конца социалистической эпохи

Поэтическая трибуна

Викторина по теме поэзии

  СЕРГЕЙ ЛИТОВКИН  

СТИХИ ДЕСТРУКТИВНОГО ПЕРИОДА

(Газета «Известия» от 31.03.2000г. от редакции: .....Стихи откровенные, горькие…
О материях сложных и вечных: о времени и о себе. Или не только о себе? Вообще-то «Известия» стихов не печатают. Но всегда готовы предоставить свои страницы для общественной дискуссии. И для этих стихов - безусловно, профессиональных, в чем-то очень точных, но чем-то очень спорных - мы решили сделать исключение.)
(Ежемесячник “Мюнхен Плюс”№2/35-февраль 2001г
.
В предисловии к стихам:...Сергей Литовкин - человек одаренный и многогранный...)

АВТОБИОГРАФИЯ ИЗБИРАТЕЛЯ

Я родился в огромной и грозной стране,
Я гордился звездой на солдатском ремне,
Я стремился, трудился, смеялся и мерз,
Не юлил, не скулил - ношу тяжкую нес.
Только вдруг объявили: не так мы живем,
Пьем помои, с нитратами гадость жуем.
И не те у руля, да и флаги не те,
И висит КГБ у меня на хвосте.
Да и я виноват потому,
Что не сел хоть на месяц в тюрьму.
Досаждает прописка свободе,
Нет секс - шопов у нас в обиходе.
Мы унылы, серы и бесправны,
Мы «совки» - будь мы трижды неладны.
Вот расслабилось общество в мрачной тоске
-
Захотелось начать все на чистой доске,
Чтоб по совести жить и с крестом помирать,
Безвозмездно нам Запад решил помогать.
Тут, откуда ни жди, поднялось воронье,
Завязался дележ на твое и мое,
Кто - бежал, кто - вопил, кто - хватал барахло,
Кто-то первый сказал, что добро-это зло.
Видел я, как срывается свора с цепей,
Затуманенный взгляд все тупей и тупей,
Речь утратила смысл, мыслей сдвинулся ход,
И земля под ногами вздымаясь плывет.
И пошла кутерьма, суета и разбой,
Прочность стен проверялась моей головой,
И очнулся я бит, без ремня и порток,
Право слова при мне, но исчез кошелек.
Да еще говорят - всем я должен вокруг,
А взаймы мне не даст мой обобранный друг.
Не один я таков - все сидим на мели,
Есть попытки латать и чинить корабли.
Но поднять паруса, видно, нам не грозит
-
Снова та же толпа у руля егозит……

ИСТОРИЯ ИСТЕРИИ

Слышен треск - открывают гробы,
Шелк истлевший на полосы рвется,
А в лучах заходящего солнца
Шелестят вековые дубы.
Что там важного можно найти?
Все уже растащили по норам,
Расшвыряв по широким просторам,
То, что не было сил унести.
На камнях позолота шрифтов
Потускнела и смыта дождями.
Все сюда приходили с цветами,
А теперь каждый плюнуть готов.
Здесь крапива поднялась стеной,
Но еще чуть - заметны тропинки,
И на них, не примяв ни былинки,
Лучик солнца играет шальной.

ЗОВ ТРУБЫ

Мы надеждам открыли сердца,
Удавили сомнений змею,
И с порывом идти до конца,
Занимали просветы в строю.
Голос истины трубно звучал,
Из камней высекая слезу.
Только в алых закатных лучах
Облака предвещали грозу.
Ожидался всеобщий рассвет,
И оракул назвал день и час.
Говорят, что какой-то Совет
На пути становился у нас.
И азартно стреляли свои
По своим за чужую мошну.
Комом в горле победа стоит,
А плоды ее вороны жнут.
Похватали и уволокли.
Хорошо, что с природной ленцой
Мы задумчиво к пропасти шли,
А не гнались за скорым концом.
И поскольку назад нет пути,
А вперед - от ворот поворот,
Остается лишь в землю врасти
Или в небе достигнуть высот.
Леший знает - куда занесет
Нас злодейка - крутая судьба.
Только пусть никого не зовет
Сладкозвучная эта труба.

ПРОВОЖАЛКА

(напутствие офицеру, уходящему в запас)

В запас! Снимай шинель - носи пальто,
Казенной службе ты теперь никто.
Пусть личность поражает массой граней,
Их не считают даже на стакане.
Тем более, что за Державу боль
Изрядно в раны подсыпает соль,
И ряд болезней давит тяжким грузом
-
Зато служил Советскому Союзу,
Служил России, Родине, Отчизне,
И силы есть еще для новой жизни.
И есть надежда, что богатый опыт
Не даст погибнуть в рыночных болотах.
И открывая новых дел главу,
Удастся удержаться на плаву.
А если дух бойца неистребим
В охранной сфере ты незаменим.
Там все свои и ждут сигнал -
По типу: - “Караул устал”

 ПРОВОЖАЛКА-2

Пришел приказ, - там пара строк,
Что ты контрактный отбыл срок,
И завершен служебный раж,
Бери шинель, сдавай багаж.
Стряхни пыль фронтовых дорог,
Лапшу с ушей, и - за порог.
Не лыс, не хром, не слеп, не глух.
Знаток немыслимых наук.
Широк душой, хорош собой,
Как в ихних вестернах ковбой.
Счет в банке пуст, но мыслей - клад,
Охотно ловишь женский взгляд.
И потому в свои года
Ты юным можешь фору дать
И в новом деле наследить,
Гореть, тонуть и победить
Обмыть, проспаться, все продуть,
И снова под фанфары в путь…
А нам с дороги сообщи:
Густы ли «на гражданке» щи.

200 ЛЕТ

Из темноты повеяло туманом,
Собаки лаяли, гремел засов,
И думалось мне все о том же самом
Из красочных полузабытых снов.
Обветренные серые березы
Роняли лист на захламленный сад
И думалось на полном мне серьезе:
Как это было двести лет назад.
Но время наползает неотложно,
Между секундами просвета нет.
И я решил - теперь подумать можно
О том, что будет через двести лет.
Но что-то грустно отчего-то стало,
Я справиться с собой не мог никак,
И ноги понесли меня к вокзалу-
Билет куда-то не туда в руках

ШУМ НОЧИ

Как случайный прохожий
По улице темной спешу.
Никого, лишь тревожный,
Ничего не напомнивший шум.

И казалось, что мерным
Шагом шум я могу перебить,
Но как будто по нервам
Ночь смычком продолжала водить.

Город тихий, заснувший,
Но покой не пришел во дворы.
В этих окнах потухших
Слишком много от “черной дыры”,

И тревогой прошиты
Лифты, двери, подъезды и кров.
И в пространствах закрытых
Кавардак из блуждающих снов.

В проводах или душах,
Или в мыслях рождался тот шум?
Я удрал, не дослушав,
И у ночи прощения прошу.

ИСКУШЕНИЕ
(Средиземное море, 1978г.
корабль 5ой эскадры ВМФ СССР, жара)

 Смотрю со шкафута поверх океана,
На воду глядеть никогда не устану.

Хочу окунуться, но вряд ли посмею:
Борт - это граница, а я перед нею.

Никто не поверит упавшему за борт,
Его обвинят в дезертирстве на Запад.

А если в Суэце, Ла-Манше, Босфоре,
То кто приговор трибунала оспорит?

Он мог не успеть ухватиться за леер,
Но павшему за борт никто не поверит.

Не смоет волна с корабля патриота-
Тот сможет всегда зацепиться за что-то.

Железная хватка, ей можно гордиться.
Как жаль, что за бортом уже заграница….

ПРЕДСКАЗАНИЕ

Откуда ждал, оттуда и пришло.
Как недоверье к истине в погонах.
Как огорченье. Словно, всем назло -
Противный шепот в тамбуре вагона.

Ах! Неужели? Я - оторопел.
Подозревал, рассчитывал и славил.
Пришло! Я, разве, этого хотел?
На это - юбилейный рубль поставил?

Да. Помню. Сам настырно всем твердил,
Что неизбежность движется упрямо.
Смех. Занавес. Поблек огонь светил.
Комедия?
                      А обещали - драму...

СОН

Улица имени известного писателя,
Я мерно двигаюсь вперед - назад.
Кого-то встретить должен, обязательно,
Но опоздал. И вроде даже рад.
Меня заносит к дому номер восемь.
Влезаю в лифт - шестой, седьмой этаж.
Там кукла под окном, ее отсюда сбросили.
Проснусь, а в голове - сплошная каша.

 

РОССИЯ - ДВАДЦАТЬ НОЛЬ ОДИН (2001)

Твердо знаем: назад - болото,
Ясно видим: вперед - обрыв.
Мы по гребню бочком с изворотом
       На карачках, язык прикусив,
       Не ползем, а перетекаем,
Застываем от мига вмиг.
Вон ребята: скакали по краю,
И следов не осталось от них.
Мы гордимся своим походом,
Вьются стяги, им гимны подстать:
Мы за Равенство и Свободу,
За Царя и за Бога мать….

НАКАЗЫ ИЗБИРАТЕЛЯ

Как больно часто слышать мне, когда
Страну небрежно называют ”Эта”.
Избранники мои и господа
Вы может быть совсем с другой планеты?

Я умоляю Вас: не врите людям,
Уже и так не верят Вам ни в чем.
Откройте истину - пусть лик ее паскуден,

Пусть знает плебс, на что он обречен.
Мы горечь правды изопьем до дна,

Расстанемся с кривыми зеркалами.
И если нам не светит ни хрена -
Узреем мрак открытыми глазами.

Народ привыкнет, что его удел -
Хлеб добывать, не ожидая манны,
Не увлекаясь выставками тел,
Вождей,
Нас искушающих с экрана.
Молю! Умерьте притязаний пыл,
Строку бюджета под себя сгибая,
Казна для Вас, чтоб каждый ел и пил
Гроши копила, нищих обирая.
Про искренность уже не говорю,
Про совесть, что не в чести у кормила.
Но видит Бог! И в ангельском строю
Досье ведет всеведущая сила…

ЗАКЛИНАНИЕ

Пожалуйста, пожалуйста, пожалуйста,
На долю безотрадную не жалуйся,
На связь с женой - пожизненно случайную,
На участь безнадежную, печальную,
Работу - бестолково-суетливую,
Начальника, любовницу ворчливую,
А так же на зарплату и соседа,
Детей, собак и жизненное кредо.
А лучше поклянись священным именем,
Что было в памяти, да и поныне там,
Что не отдашь судьбе на поругание
Заветные стремленья и желанья,
Не выронишь из рук уздечку жесткую,
Не разменяешь Смысл на фразу хлесткую,
И не растратишь душу на сомнения,
Теряя в дрязгах безразмерность времени.
Приложишь ум и, напрягая силы,
Поднимешься из бытовой могилы,
И, обретая почву под ногами,
Ты этой твердью поделись и с нами.
Пожалуйста, пожалуйста, пожалуйста
Не вызывай к себе постыдной жалости.
И даже на черте последней горести
Не отрекайся от упреков совести.

 НАДЕЖДА

Я с тоскою гляжу в небо,
Я в анкетах писал - не был,
Не имел, не сидел, но назначен,
Состоял, но билет утрачен.
Я был делу святому предан.
Обманула меня победа.
Я причину теперь знаю -
Подменили мое знамя.
И тревога меня гложет,
Что со мною случится то же.
Я в себя загляну, - не струшу,
Поищу бессмертную душу.

 

ПАМЯТЬ

О том, что сегодня всем кажется
важным,
Завтра - никто и не вспомнит,
даже
...

Накануне случилась беда - не беда,
Так бывает со мной и с тобой иногда.
Просто где-то свербит или что-то болит,
Или некто совсем не о том говорит.

Натянулась в мозгах тетивою тоска,
Навалился на душу сомнений каскад.
А всего лишь - у памяти дикая блажь
Показать мне до боли знакомый мираж:
Как на детской площадке в зеленом дворе
Лет пяти я от страшной обиды ревел.
Что за горе?
Тут в памяти темный провал.
Может быть, кто-то замок песочный сломал….

 СКЛЕРОЗ

Ах, какие стихи в этих снах мне тогда            прозвучали,
И в лиловых тонах проступали дворцы и сады,
Но команды "Подъем!" резко все миражи разрушали,
Выдувая из памяти сон, как назойливый дым.

Я пытался запомнить и выдернуть строки и рифмы,
Шаг сбивая в строю, выполняя маневр невпопад,
Но движенье в затылок с давно установленным ритмом
Даже мысли настроит на правильный маршевый лад.

Я давно из себя вышибаю привязанность к строю,
И стараюсь припомнить мелодии, строки, слова,
Что травили мне душу когда-то ночною порою,
Но упорно из памяти только - ать два и ать два.

НОСТАЛЬГИЯ

Мне повезло: не пролетел,
- успел
Набрать тогда из родников водицы.
Тому, кто бесшабашно пел,
- смел,
Не возбранялось вовсе прослезиться.

И эти чистые ручьи,
- ничьи,
Не пополняли муть всего потока.
Они как в бархатной ночи,
- чих
Раз, - и растаяли до срока.

Уже наверно не дождусь,
- пусть!
Что снова люди открывают души,
Но помню радость я и грусть,
- Русь,
Когда тебя хотелось всем
слушать...

МЕНТАЛИТЕТ

Все сложилось как по нотам,
Рухнул нерушимый свод.
И в привычное болото
Заскользил честной народ.

Что бы с мыслями собраться,
Да тoску-печаль залить,
Со своими расквитаться
И чужих не позабыть.

Что бы каждой этой твари
В очи плюнуть невзначай
Лили словно на пожаре,
Но не воду и не чай.

А душа горела рьяно,
И кипел упрямый ум.
Сколько граней у стакана -
Столько было тяжких дум.

Не стряхнуть печаль с ресницы,
Не сдержать слезу и стон.
Все спустили - Заграница!
Принимай от нас поклон..
.

Жаль, пока не разобрались
Делать что и как нам жить.
Похмелились, расплевались,
А пора уж морду бить.

И тогда-то будет видно:
Чья-то правда верх возьмет.
Но мучительно обидно,
Тем, кто горькую не пьет.

ДРУГ

(компиляция из Анчарова)

Ты по городу бродишь один,
Смотришь пристальным взглядом вокруг,
Отражаясь в каскадах витрин,
Может все же отыщется друг?
Ты приходишь в чужое кафе,
Обоняешь чужую еду,
Слезы льешь на фальшивой строфе
И смеешься у всех на виду.
И тебе не нужна тишина
Потому, что ты в ней одинок,
Но сейчас ты застыл у окна,
Держишь в горле тяжелый комок
И не знаешь куда повернуть,
Ведь туман так пронзительно глух.
Вот бы светом его полоснуть.
Может все же отыщется друг?

ГРАНЬ

Этот день разделил
Жизнь на ПОСЛЕ и ДО.
Я не жег корабли,
Не бросал отчий дом.
Я держался упорно,
Но нынче - напьюсь.
Растащили позорно
Священную Русь.
Я не верил экрану,
Газету порвал.
Почему из охраны
Никто не стрелял?
Не собрали дружину,
Не били в набат.
В объективных причинах
Злой Рок виноват.
Бесконечность утраты -
Наш горестный крест!
На местах секунданты
Бессмертен Дантес