Древняя поэзия

Средневековая европейская поэзия

Поэзия востока

Европейская классическая поэзия

Древнерусская поэзия

Поэзия пушкинского времени

Русские поэты конца девятнадцатого века

Русские поэты начала 20 века

Поэзия военной поры

Шестидесятники и поэты конца социалистической эпохи

Поэтическая трибуна

Викторина по теме поэзии

  Вячеслав Коперский  


НА ПАЛУБЕ

Об этом, может, раньше вы
Мечтали много лет –
На мне надет оранжевый
Спасательный жилет.

Идут дела портовые,
Звенит тугой металл,
Где я троса швартовые
Восьмёрками мотал.

Скорее лёд растаял бы
И снова в рейс пойти.
Стою себе на палубе,
Как ангел во плоти!


БЕРЕЗНИКИ

Люблю бывать в Березниках,
Мне каждый миг здесь очень дорог,
На самых чистых сквозняках
Возник рабочий этот город.

Я много знаю по себе –
На свет, как будто бы из боя,
В своей прославленной судьбе
Шахтёр выходит из забоя.

И здесь, на светлом берегу,
Любуясь волнами на Каме,
Я память эту сберегу
В душе, заполненной стихами.


СТИХИ ОТ СЕРДЦА

Гляжу с парохода, о прошлом тоскуя,
Уже далеко соликамский причал.
Немало я женщин видал, но такую
Я, честное слово, нигде не встречал.

Мы много теряли в последние годы,
А надо бы всё по-иному начать
И я полагаю, особые льготы
Для лучших красавиц пора назначать.

Бесплатный проезд до Москвы и обратно,
Жильё и питанье – за деньги властей,
Должны покрываться любые затраты
На щедрый приём любопытных гостей.

Пускай поскорее моё предложенье
Закрепят законами в нашей стране.
Я тоже способен свои сбереженья
Пожертвовать той, что запомнилась мне.



НА РЕЧНОМ БУКСИРНОМ ФЛОТЕ

На речном буксирном флоте
На задворках у судьбы
Мы прикованы к работе,
Как галерные рабы.

Но под небом изумрудным
Я работой увлечён.
Наше старенькое судно 
Называют толкачом.

Я привязан к синей Волге,
Словно пленник у столба,
И несёт меня по волнам
Беспокойная судьба.


ЧИСТОПОЛЬ

Там, где полными глотками
Воздух пьётся от души,
Виды вольного Прикамья,
Необычно хороши.

Я не выглядел казанцем,
Был, конечно же, другим,
Только город мне казался
Бесконечно дорогим.

Что-то близкое до боли
И названье – как родник.
Мне сказали, в чистом поле
Город Чистополь возник


В ДЗЕРЖИНСКЕ

По улице, имя Гайдара
Носящей в названье своём,
Иду и не знаю, что даром
Волнуется сердце моё.

Пришёл, чистота у подъезда,
Квартира сто девять… И вот
Сказали, что с давним отъездом
Та женщина здесь не живёт.

Не выпало мне повстречаться
С мечтой, что жила вдалеке.
Жара. Я иду попрощаться
К печальной прохладной Оке.



ПРОСТИ МЕНЯ

Висит над нашим городом
Прощальная тоска,
Я то, что сердцу дорого,
Случайно отыскал.

И всё, что мне завещано
В капризности дорог –
Тебя, такую женщину
Для жизни не сберёг!

Ушёл куда-то мимо я
В туманные края,
Прости меня, любимая,
Желанная моя.

Прости меня за прошлое,
За сломанный покой,
Прости меня, хорошая,
За то, что я такой.


В СЕВЕРНОМ ПОРТУ

Минуя мели и теченья,
Без происшествий на борту,
Доставив груз по назначенью,
Мы встали в Северном порту.

Без всяких лишних указаний
В цветном мерцанье ночников
Москва красивыми глазами
Глядит на камских речников.

Баржа, под кранами вздыхая,
Теряет свой огромный вес.
Заря, сгорая, затухает
На узкой прорези небес.

И вот теперь, когда я вышел
На поэтический простор,
Я понял: всё, что мы напишем,
Уйдёт в магический костёр.

Я весь в своём стихотворенье.
В нелёгком творческом бреду,
Возможно, пламенем горенья
Я плавлю твёрдую руду.

Пускай горячие куплеты
Удачным качеством блестят
И все бродячие поэты
Мои чудачества простят…

Кранов прожорливые пасти
Хватают внутренность баржи.
Забудь, Москва, свои напасти,
Повыше голову держи!

Забудь рискованные цели,
Бездарность множества царей,
Нас держат кованые цепи
Больших советских якорей!


ЛЮБЛЮ ОКРАИНЫ МОСКВЫ

Я здесь! И радостью напоен
Отрезок времени любой.
Москва, Москва, я так доволен,
Что снова встретился с тобой!

Я не стремился ближе к центру,
Как может, думаете вы,
Не иностранные акценты –
Люблю окраины Москвы.


БАБЬЕ ЛЕТО

Бабье лето, дни сухие,
Тянет сблизиться с людьми
И поэтому стихи я
Сочиняю о любви.

Голова идёт по кругу
На лирической волне,
Симпатичную подругу
Подыскать хотелось мне.

С родословною неброской,
Пусть отсутствует жильё,
Только б с тонкою берёзкой
Мне бы сравнивать её.

Чтоб умела ставить тесто,
Долю женщин не кляня,
Чтобы строчки новых текстов
Сочинялись у меня.

Между нами, речниками,
Нам мечтательность сродни.
Начинаются на Каме
Замечательные дни!


* * *

Бинокли в потёртых оправах,
Неясности штурманских карт –
Здесь нет представлений о нравах,
Есть только какой-то азарт.

Локатор, настроенный грубо,
Обычно чего-нибудь врёт,
Но шепчут солёные губы
Привычное: «Полный вперёд!»

Движенье, движенье, движенье!
Я знаю, гребные винты
Поднимут мои достиженья
На гребни любой высоты.

Напрасно волнуешься, что ты!
В моей необычной судьбе
Любые такие высоты
Меня закрепляют к тебе.