Древняя поэзия

Средневековая европейская поэзия

Поэзия востока

Европейская классическая поэзия

Древнерусская поэзия

Поэзия пушкинского времени

Русские поэты конца девятнадцатого века

Русские поэты начала 20 века

Поэзия военной поры

Шестидесятники и поэты конца социалистической эпохи

Поэтическая трибуна

Викторина по теме поэзии

  Геннадий Картамышев  


Ты не слушай гитару.

Всколыхнула гитара мне душу струной.
Переборы, опять переборы.
Ноты будто бы пчёлы, одна за одной
улетают в степные просторы.

Как факир гитарист выбивал их рукой
и гитарные плакали струны.
Разливался их звон над вечерней рекой
и казалось, что звон изумрудный.

Я пытался понять, где берёт гитарист
эти чистые нежные звуки.
Весельчак гитарист был хороший артист,
а ещё веселей его руки.

Вдруг услышал я шорох дрожащих ресниц,
по щекам заблестевшие слёзы.
Ты не слушай гитару, подружку блудниц.
Её звуки для сердца занозы.

Появилась луна и повисла одна,
с любопытством подставила ухо.
Беспощадно душевно звенела струна,
и застыла на месте старуха.


Любви прекрасные тона.

Ажур любви скрывает плечи,
камин и музыка, слегка.
Покой, чуть, чуть мерцают свечи,
вина, пригубленный бокал.

В окно, сквозь розовые шторы,
пытается войти луна,
и сладкий свет любви фарфора
и ты под ним обнажена.

Ты в изумительном томлении
на грани с гордостью своей,
припухших губ прикосновеньем,
всё отдала любви моей.

Заколебавшись, гасли свечи,
смущённая ушла луна.
Мы оба помним этот вечер,
песочный цвет, его тона.

И выпитый бокал, до дна.


Противные ромашки.

В руках безжалостной девчонки
дрожит ромашки стебелёк
и, что ей больно, слабой, тонкой,
ей, глупой, вовсе, невдомёк.

Она гадает на мальчишку
и так ей хочется, чтоб он
похож был на героя в книжке
и, чтобы, так же, был влюблён.

Валялись лысые головки,
отдельно перья-лепестки.
Не может быть, ведь любит Вовка
и врут противные цветки.

Ромашки кончились на поле,
а слёзы сыпались из глаз.
Предатель – Вовка завтра в школу
опять придёт в четвёртый класс.

22.07.03

 Klen_list@mail.ru