Древняя поэзия

Средневековая европейская поэзия

Поэзия востока

Европейская классическая поэзия

Древнерусская поэзия

Поэзия пушкинского времени

Русские поэты конца девятнадцатого века

Русские поэты начала 20 века

Поэзия военной поры

Шестидесятники и поэты конца социалистической эпохи

Поэтическая трибуна

Викторина по теме поэзии

Виктория


***
Все дожди утонут в океане,
И цвета сойдутся снова в белый,
Поползут помехи на экране,
Затвердеет свет янтарно-спелый.

Тишина пронзительно завоет,
Разбегутся в панике дороги.
Желчи огненной земля не скроет,
В ней богам споласкивая ноги.

От обиды солнце разобьется.
Улетит заступник белокрылый,
Тень луны спиною повернется...
Потому что ты уходишь, милый.

***
Уходя, забирай одиночество
Ожиданий холодных квартир.
Их завистливых окон пророчество
И расчетливых стен бледный мир.

Захвати с собой горечь прощания
На порогах к закрытым дверям.
Равнодушие к стонам молчания,
Ностальгию по старым вещам.

Забери фотографии юности,
Серо-желтые краски картин.
Захмелевшие праздники глупости,
Кражи нежности адреналин,

Телефонных минут расписание,
Сериалы из кухонных драм,
Потерявшее свежесть признание,
Развалившийся Вечности храм.

Ты оставь только дверь приоткрытою-
Душит воздух тоской сигарет...
Ты иди... Я не буду забытою,
Выключая на улицах свет.


***
Меня убили утром в среду.
И солнце, торопясь к обеду,
Застало на пути меня.
И обдало своим дыханьем:
Холодным, как воспоминаньем,
О прошлой нежности тепла.
Но поспешило дальше, к маю.
Его уже я не узнаю
Как не узнаю и тебя.
Он вскользь тебе расскажет завтра
Как мы увиделись внезапно,
Но вставит чьи-то имена.
Они тебе не станут сразу
Родней. Звуча всего по разу...
И ты забудешь про вчера.
И побежишь за солнцем следом,
Любуясь его пестрым пледом
Сквозь нервно-бледные глаза.
А я... А я возьму осколок света
Стального северного лета
И спрячу где-то глубоко.
Теперь живу простым мгновеньем
И этим грустным превращеньем
Из солнца в хрупкое стекло.

Меня забыли этим утром...
С прозрачным ветром непопутным
На складках свежего белья.
Он, как и я, замерз от боли,
От этой непослушной воли,
Не встретив жадного огня.


Когда я уйду.

Когда я уйду, ты меня не гони
Из памяти легкой и быстрой любви.
Из света тех дней, что тебе отдала,
Из веры, которую не предала.

Не прячься от стаи печальных минут,
Которые юность мою стерегут,
Которые слезы мои сберегли.
Ведь в них мы с тобой
И в них мы одни.

Не уходи от портрета тех глаз,
В которых тоска заблудилась сейчас.
Воспоминанья о них не скрывай,
Грусти порыв молча не запивай.

Когда я уйду, за меня помолись.
С нежной улыбкой в лицо мне всмотрись.
Морщинки теперь мне достались твои...
Когда я уйду, ты меня не гони.
 
***
Открой меня:
Не долго ждать
Ответа за дверьми.
Висок прожгла
Волна опять
Просоленной любви.

Прочти рассказ
Моих шагов
По жертвенным камням.
И в первый раз
За столько снов
Тебя я не отдам.

Умри для всех,
Воскресни мной:
Я смерть смогу украсть.
Невинный грех
Души земной
Всегда отпустит страсть.

Телефон.

Мой телефон изображает смерть.
Губам и сердцу объявил бойкот.
Повисший провод - скрученная плеть
Гудками долгими по ненависти бьет.

Гордец не хочет первым уступать,
Ему противно говорить со мной.
И в коме цифр продолжая спать,
Проводит штурм решительно-немой.

Домашний бог - он центр этих стен...
Спасает одиночество людей,
Бросая ожидание взамен...
И километры кажутся длинней.

***
Белое солнце в холодной воде
Важно плыло на своем корабле.
Рябью бежали за ним облака.
Их догоняя, спешила река.

Не дотянувшись до звездной души,
Пальцы во влажное небо вошли.
Гладя в разводах бледнеющий свет,
Считали круги от упавших монет.

Они растворяются в мокрой траве,
Которую солнце не греет на дне.
Оно не сжигает и не холодит,
А просто смеется. И просто блестит.
 

***
Тебе посвятила свою легкомысленность.
Тебе отдала свою храбрость и страх.
От нежного счастья тугую зависимость
Тебе принесла на дрожащих плечах.

В порыве доверия, с выдохом радости
Легко потерять и возможно найти.
Мое откровение- грех в глазах святости.
И нас от порока так трудно спасти.

Я выпью печаль на голодный желудок.
Я выкурю боль и глотну её дым.
Я выжму из мозга холодный рассудок
И выстрелю в совесть одним холостым.

Уставший диван отдыхает под юностью...
А в воздухе слабость, а в воздухе мед.
Сегодня нам просто заигрывать с глупостью,
А завтра она у нас жизнь отберет.

***
Какое одиночество холодное:
Не согревает ни коньяк, ни чай.
И память, как животное голодное,
Не унимает свой побитый лай.

Она скулит и бродит по обочинам,
По пляжному остывшему песку,
По лавочкам и голубиным вотчинам,
По листьям и прогнившему мосту.

Разворошит любви могилу свежую
И разбросает мертвые цветы.
И дату скорби - полосу небрежную-
Подкинет под корявые кресты.

***
Мне видеться с памятью можно не часто:
Её слабый пульс тихо спит за стеклом.
Вся сталь заржавела и слышится ясно
Как нервы сгружают на металлолом.

Просрочена гордость, и свалки заждались:
Для нового хлама готов уголок.
Мечты все болезнью потерь заражались,
И пальцы скатались в бессильный комок.

Мое нападение - лишь символ слабости,
Последняя пытка для рваной души.
Устала надежда и нет больше храбрости
Искать поднебесья в промерзлой глуши.

Я не прощу.

Я не прощу тебя за то, что ухожу,
За то, что отпустил мои ладони резко.
Что в небе и глазах я больше не живу,
За то, что в нежных письмах копаться стало мерзко.

От приторных минут в просторах темноты,
Просоленных обид и горьких ожиданий
Так хочется простой, без запаха, воды.
Чтоб вместе с ней запить уроки опозданий.

Я не прощу себя, что ты когда-то был,
Что стать еще сильней я часто заставляла.
Я не прощу тебя... за то, что так любил..
Я не прощаю нам, что нет в конце начала.

Молитва.

Прости, Господь, за пустоту
В сердцах без веры и любви,
За пошлых мыслей наготу,
За треск ненужной суеты,

Что в бесполезной трате дней
Остыли смелые мечты,
Что в нищей памяти своей
Затерлись прошлого следы.

Прости за дрожь перед врагом,
Прокисшей полуправды грусть,
За бесконечное "потом",
Успокоительное "пусть",

За равнодушные года
И редкость нужных, сильных слов,
Что кровь по жилам, как вода,
Течет без совести оков,

За сухость глаз перед крестом
И за молчанье губ... Прости,
Что, наградив Тебя венцом,
Себя от терний не спасли.

***
Отживший день хоронит лето
И с ним недавнюю мечту.
Тот рай, что затерялся где-то,
Уносит праздник в пустоту.
А на заброшенной тропинке
Бал открывает листопад.
Опять под вечные пластинки
Наряд меняет к танцам сад.
На хмурый ветер злятся листья
И тают в капельках дождя.
Как затуманенные письма
Где строки больше, чем года,
Где всё еще живет весною
Как одним жадным, бурным днем,
Не пропитавшись злой тоскою,
Не погребенное живьем.
В круговороте равнодушных,
Как листья побледневших, слов
Летают тени дней ненужных,
Себе забрав мою любовь.

***

Твое имя во мне поселилось
С больно-серым туманом в глазах.
Мягким шепотом в память вонзилось
Острие от улыбки. И страх.

Твоя гордость- твое вдохновенье.
Смех-презрение страсти огня.
Тихий голос- удар и спасенье.
Нежный взгляд- ледяная струя.

Твое сердце во мне грустно бьется
И вздыхает, и нервно болит.
Я гоню, - а оно остается.
Я молчу, - а оно говорит.

Последний день лета.

Над облаками тает свет.
Ложится в колыбель усталость.
С ней вместе усыпил и жалость
Меланхолический поэт.

Таланту летней красоты
В часовне прошептал молитву
Художник неба. Взяв палитру,
Он возложил ему цветы.

Но краски мастера бледнеют
Под вечно-хмурый вальс ветров.
Часы таинственных часов
Богатством этим завладеют.

С закатом осень говорит:
Он стал границей её власти.
И взгляд сырой, но жадной страсти
Уже сквозь сумерки блестит.

Другая.

Другая жизнь? Другая боль?
Другая сцена? Или роль?
Другая комната? Стена ?
Другая музыка? Игра?
Нет. Просто тень в реальном сне:
Другая женщина в окне.


***
Я разорилась, раздавая нежность.
Я заболела, научившись ждать.
Порезы на душе, как неизбежность,
Я перестала каждый день считать.

Так почему не задохнутся слезы,
Если сердце больше не живет?
Злую жалость синие морозы
Положили под бездушный лед.

***
К тебе я повернусь накрашенной улыбкой,
Но тут же смоет блеск соленой струйкой дождь.
Ты назовешь меня красивой, но... ошибкой.
И в завтрашней мечте уже не оживешь.

А солнце над столом в бордовом балдахине
Все письма наизусть успело заучить.
Но строчки поплывут в размякшем парафине,
Их бусины с ресниц возьмутся проводить.

По комнате бреду с экскурсией прощальной:
На памятниках дням еще лежат цветы.
Здесь голоса живут в тоске мемориальной,
Они кричат о том, что слышишь их не ты.

Когда мы встретимся вновь.

Когда мы встретимся вновь,
Не тронет нас больше разлука,
Оставит противная скука
Замерзшую с временем кровь.
Сойдутся во взгляде глаза,
Прошитые ниткой тревоги.
Сомнений и мести дороги
Уйдут из-под ног навсегда.
Листва сухих писем сгорит,
Потушит все дикие сны,
Развеются пеплом они,
Надежда тоску растворит.
Под сердцем больную любовь
Накроет безумной волной,
Оставит на миг мир земной…
Так когда же мы встретимся вновь?

***
Нам время не поймать: ни ностальгией кроткой,
Ни ветхостью надежд ,ни красотой мечты.
Неровною ,но все ж упрямою походкой,
Оно идет вперед в заманчивые сны.

А зеркало опять нас обмануть решает,
Что седина волос - лишь отблеск от стекла.
Но посмотрев в окно ,тот отблеск вдруг мешает
Поверить ,что сейчас двадцатая весна.

Стараясь ухватить бегущие минуты,
Беспомощно стоим ,как дети, пряча луч.
Однажды загораясь, -праздника салюты,-
Они уносят в дым от молодости ключ.

Идол.

Я идола дрожащею рукою
Не разобью. Но отодвину в тень.
Себя прохладной мистикой укрою,
Зарою в пепел полумертвый день.

Я не ударю статую упреком,
Не отколю кусочек серебра.
А только поверну невзрачным боком
Под мстительно-горячий взгляд огня.

Пускай изъяны плавятся сильнее,
Горят и тлят в обиженной мечте.
Я на коленях, в приступе бледнея,
Ползу к упавшей с неба высоте.

***
Изменяя ,Любви изменяла.
Не прочувственной ,едкой Любви.
Я её по кусочкам искала
В беспорядочной чаще толпы.

Но мечты из крылатого рая
Раскрошились порочной рукой.
И любовь, -не святая, -живая
В цельном образе дышит со мной.

Я те6я не зову.

Я тебя не зову
В край смертельных глубин,
Где воюют пески пирамид,
Где в красивом бою
Стали гордых вершин
Уступает несчастный Аид.

Там горящий поток
Сочной влаги реки,
Не жалея,несет по камням.
Он торопится в срок
Отогнать от тоски
И угрозы закутаться в хлам.

Но из мякоти кресел
В бетонных тисках
Ты не хочешь в чужую страну.
Грустью окна завесил,
Впустившие страх,
Пряча в складках портьеры мечту.

***
По крутым ступеням
Я сбежала вниз.
Дрожь внушал коленям
Треснувший карниз.

Наверху лежало
Сердце пополам:
Маленькое жало
Раскроило шрам.

Вырванные вены,
Выдранная боль.
Каменные стены
Стиснули мозоль.

С кровью вытекает
Медленно тоска.
Холод убивают
С неба голоса.

***
От меня весна сбежала
С мокрым бисером в руках.
По дороге растеряла
В лужах звезды второпях.

Их морозом приковало
К простудившейся земле.
Небо с грязью помешало
Солнце сонное в окне.

Престарелая блондинка
Продолжает ковылять.
Вновь твердеющая льдинка
Долго будет умирать.

***
Где-то голос, чей-то взгляд.
За туманом свет.
Все о чем-то говорят,
Всех как будто нет.

Убегая в тишину
Непонятных снов,
Расплываюсь по стеклу,
Ухожу от слов.

На помаде мертвый дым
Размешал коктейль,
Улетая, стал седым,
Как в дожде апрель.

Память в прятки позвала,
Уползая в тень.
Я молилась, я ждала
Встретить свежий день.

Силуэты, имена
Тихо разбрелись.
Крыши, небо и дома
Ускользали ввысь.

Запах пряных новостей
Пропитал кровать.
Сотни спутанных вещей
Мне мешают спать.

Диалоги со стеной,
Пьющей кислород.
Дверь обходит стороной,
А окно зовет:

Колкий воздух, шар немой
Жаждут заманить:
Снова будешь молодой,
Скоро будешь жить.


Сильная нежность.

Сильная нежность к щеке прислонилась:
Боль, от которой все мягче внутри.
И за весну, что так долго постилась,
В кельях отмолятся монастыри.

Ты позвонишь,… но в ответ проболтается
Про одиночество долгий гудок.
Гордость о жалость со звоном сломается,
Горло задушит колючий комок.

Я убежать от тебя не сумею
Лишь потому, что боюсь убежать…
Холодом взгляда надежду согрею
И объясню, что самой не понять.

kotenaviru@yandex.ru