Древняя поэзия

Средневековая европейская поэзия

Поэзия востока

Европейская классическая поэзия

Древнерусская поэзия

Поэзия пушкинского времени

Русские поэты конца девятнадцатого века

Русские поэты начала 20 века

Поэзия военной поры

Шестидесятники и поэты конца социалистической эпохи

Поэтическая трибуна

Викторина по теме поэзии

Сергунин Владимир Константинович


* * *
Когда мне вслед посмотришь против солнца:
В огне лучей, летящих над землёй,
Увидишь странный силуэт японца,
Бредущего российскою стернёй.


ВОЛШЕБНИК

Здравствуй, Волшебник мой, добрый!
Долго же был ты в дороге....
Брось! Я и сам слишком гордый,
Хватит стоять на пороге.
Да проходи не стесняйся,
Я сейчас чай подогрею.
В кресло садись, брат, и кайся...
Я уж пойму, как сумею....
Сколько ты раз возвращаясь,
Клялся, что бросишь скитаться?!
И уходил, не стесняясь,
Даже забыв попрощаться.
Я же всё ждал тебя, верил....
Не осуждал слишком строго.
На ночь распахивал двери,
Чтоб ты не зяб у порога....

Годы ушли безвозвратно.
Стерлись волшебные краски....
Стало тогда мне понятно,
Что надо жить без подсказки.
Вот и живу, как умею.
Может и хуже, чем раньше....
Ночь, пролетит... и бог с нею!
Глупо загадывать дальше.

Ну а как ты?
Что молчишь то?!
Взгляд опустил виновато....
Эх, ты, волшебник - мальчишка!
Ну ж, улыбнись, как когда-то.
Знаешь, давай побалуем,
Мы ведь не пели давненько.
Так затяни удалую,
Помнишь, про Разина Стеньку!
Как это так, не поется?!
Брось! Не серьезное дело.
Песня нам в радость дается,
Так что затягивай смело!
Что ты! Какие соседи!
Вряд ли судить будут строго.
Ах, мы ревем, как медведи....
Так и потерпят немного!
Стопку возьми-ка с подноса.
Вот и закуска готова....
Что на часы смотришь косо?
Стой, брат! Куда же ты снова?!
Я ведь так ждал тебя....Верил!!!
Что же стоишь ты смутившись?
........................................................
Как же скрипят эти двери!!!
Вот ведь....
Опять не простившись...

ЗЕРКАЛО

Я захотел познать себя.
Но, глянув в зеркало, умолк.
Смотрел оттуда на меня
Со злобой лютой серый волк.

Мне показалось - я уснул.
А он, ощерив свой оскал,
Хитро, по братски, подмигнул,
Хоть я его не узнавал.

И я подумал: - Вот чудак!
Приснится же такое вдруг....
Рукой взмахнул я наугад,
Чтоб разорвать проклятый круг.

Но тут упёрся в гладь стекла
И в изумлении застыл
Я в раме видел дурака!
И он меня к себе манил....

Я вновь неистово махал.
Но появились, не спросясь,
Павлин, скупец, потом нахал,
Разбойник!....А потом, лишь, грязь!

Тут я подумал сгоряча,
Что кто-то взялся подшутить.
Да так и не познав себя,
Решился зеркало разбить.

Хватил, всю ярость, сжав в кулак,
Дремучей силы не тая!!!
А получилось всё не так.
Не зеркало разбил - себя!!!

* * *
Я по маковку зайду
Во крапиву – лебеду.
Чтоб в духмяности зелёной
Утопить свою беду.
Чтоб как будто потерявшись,
И сказав себе "аминь"
Пасть на землю, разметавшись,
И запеть, дивясь на синь.

Наоравшись, смежить веки,
И травы пихнув под бок,
Думать: «Как же в человеке
Всё запутанно в клубок....
Что поёт он и рыдает,
Любит то, что страх любить...
И к тому ж ещё, бог знает,
Что способен отчудить!».

* * *

Лист, ветрами сорванный,
Где же твое дерево?
Человек забывчивый,
Где же твоя родина?

Птицы перелётные
К гнёздам возвращаются,
Зверь в своё урочище,
Рыбы в реки тесные….

И лишь лист оторванный
Носит по колдобинам...
Где он успокоится,
Вряд ли угадает кто....

Только эхо слабое
Стон развеет по свету....
Человек забывчивый,
Где же твоя Родина???


* * *

Когда я с рассветом покину мой город,
Чтоб снова продолжить свой путь в никуда,
Над старым колодцем раскрутится ворот
И всхлипнет, ведром поперхнувшись, вода.
Потянутся шлейфом молитвы и песни,
Созвездья, кресты, алтари, фонари….
И губы, что шепчут чуть слышно "Воскресни!"
И рот, раздираемый воплем: "Умри!"
И будет всё это таким же никчёмным,
Как соус из пьяных, неискренних слёз
А небо останется самым огромным
Хранилищем наших несбыточных грёз....

* * *

Лист, ветрами сорванный,
Где же твое дерево?
Человек забывчивый,
Где же твоя родина?

Птицы перелётные
К гнёздам возвращаются,
Зверь в своё урочище,
Рыбы в реки тесные….

И лишь лист оторванный
Носит по колдобинам...
Где он успокоится,
Вряд ли угадает кто....

Только эхо слабое
Стон развеет по свету....
Человек забывчивый,
Где же твоя Родина???

Сказание о Городе Духов

Как в поход Орда подымалась,
Полонить весь свет собиралась.
Собирался хан похваляясь,
В бороденку свою ухмыляясь.

И бубнил шаман заклинания,
Сто баранов клал на заклинание.
Загудела степь конским топотом,
Загорланила злобным рокотом.

От каленых стрел солнце скрылося,
От пожаров Русь раскалилася.
Скорбный плач стоял по покойникам
И неслися проклятья разбойникам.

Но однажды орда узкоглазая
Торной тропкой, тайными лазами
К городку подошла, к крепостенке
Возле бора в четыре сосенки.

И похвастался хан с бороденкой,
Что расправится в миг с крепостенкой
И помчались мунгалы со свистом
Под невзрачные стены на приступ.

Сорок дней громыхали тараны! 
Город ночью залечивал раны. 
Уж защитников мало осталось, 
Только крепость мунгалам не сдалась!
 
Призадумался хан неумытый: 
В чем же сила у русских сокрыта? 
Может этот упрямый город 
Одолеют холод и голод?!
 
Разделил он орду узкоглазых, 
Перекрыв все дороги и лазы.. 
А с другой половиною, большей, 
Он пошел через Киев на Польшу. 

Порубил без числа он людишек, 
Много сотен пожег городишек.. 
И в неслыханной злобной гордыне 
Оставлял за собой лишь пустыню!
 
Наконец, нагрузившись добычей, 
Вспомнил он городок пограничный. 
И вернулся опять к крепостенке 
Возле бора в четыре сосенки.
 
Ну а крепость стояла, не сдалась! 
Над ордой узкоглазой смеялась! 
Удивился тут хан, всполошился 
И на город упрямый озлился!
 
И опять полыхали пожары! 
И опять шли на приступ мунгалы! 
Но ни войны, ни дети, ни старцы 
Не желали без боя сдаваться! 

Пал последний дружинник сраженный 
Но поднялись на стены их жены. 
И опять отступал враг разбитый, 
Оставляя у стен тьму убитых. 

Восемь дней и ночей бился город! 
Наконец одолел стены ворот. 
Но ни пленных, ни скарба, ни злата 
Не смогли отыскать супостаты.
 
Только люди лежали рядами. 
Защитив свою землю телами, 
Безымянно как в братской могиле. 
Но и мертвые страх наводили. 

Подсчитал хан полегшие орды 
И проклял городишко тот гордый! 
И как стало известно по слухам 
Он нарек его Городом Духов! 

* * * 

Окажи гитара милость, 
Звуком сердце растревожь! 
Чтобы снова мне приснилась, 
В васильках, густая рожь. 

Чтобы жаворонков трели 
Лились в золото полей, 
Чтоб от счастья мы хмелели 
С той, что сердцу всех милей.
 
Чтоб подставив в полдень лица 
Жгучим солнечным лучам, 
Мы поверили в Жар-птицу, 
Прилетающую к нам. 

Чтоб дороги рушниками 
Стлались под ноги вдали, 
Чтоб причалили за нами 
Облака, как корабли... 

Чтобы радуги, как весла, 
Окунулись в синь небес 
И с ржаным расставшись плёсом 
Унесли за темный лес. 

Чтобы всё, что только снилось, 
Вдруг случилось наяву!.... 
Окажи гитара, милость: 
Тронь заветную струну! 

* * * 

ДУРАК И УМНЫЕ ГОЛОВЫ 

Дурак, по случаю, сумел престол занять! 
Тут умным сообща его бы снять.... 
Но было не досуг. 
Иной не прочь (да тело лень поднять) 
Другой-добряк..., А третий дурню-зять! 
Четвертый, просто, глух. 

Тем временем, престол наскучил Дураку. 
И сидя правил он 
И лежа на боку... 
И так и сяк невмочь!.... 

Вот как-то, 
Проведя без сна почти всю ночь, 
Дурак решил себе забаву учинить: 
Взять острый меч 
И малость порубить, 
Чтоб рученьки размять.... 

Вопрос - С чего начать?! (Эх, вот еще забота....) 
А Дурню думать было неохота... 
И умных он велел к себе позвать. 
Перед престолом выстроил их в ряд 
И стал рубить все головы подряд!!!
 ................................................. 
А что мораль?! 
Так та, нырнув за печку, 
В защиту тех голов ни пол - словечка.... 

* * *

Ты думал как?! Придёшь и посмеёшься, 
Ударив по подставленной щеке. 
При этом, не краснея назовёшься 
Спасителем, в гниющем бардаке. 

Но ты не примерял к себе проклятий. 
Страны, где кроме импортных одежд, 
На каждую версту по пять распятий 
И поровну . поэтов и невежд.. 

* * * 

Шуршит в углу мой грустный домовой, 
Перебирая корки и бумажки.. 
И я ему сочувствую бедняжке. 
-Хозяин-то с пустою головой! 

* * * 

СКАЗАНИЕ О ВЕЩЕМ КОЛОКОЛЕ 

Во времена жестоких смут и мрака 
Сел на Руси властитель . забияка! 
Без повода громил он всех соседей 
И был готов убить за грош последний. 

Но вот сей князь, устав от схваток бранных, 
Созвал своих советников . смутьянов, 
Сказав им строго: -Должно думу править, 
Чем я в веках могу себя прославить! 

Задумались советники . смутьяны, 
Поотрезвели те, что были пьяны. 
Смекать . не воевать! Вот тут загвоздка! 
Прославиться в веках не так то просто. 

А князь ответа требует не медля: 
-Что, дурьи головы, обпились, знать, намедни?! 
Так вот, коли, к закату не решите, 
Плетьми вас угощу, уж не взыщите! 

День за полдень пошёл, нейдёт решенье! 
Уж приближенным князь готовит угощенье. 
Но тут советник плохонький, но трезвый, 
Владыке приискал совет полезный: 

Ты княже не серчай на нас так строго 
У нас не твой ведь ум, а свой - убогий. 
Но для тебя мы рады расстараться.. 
Послушай, как ты должен прославляться: 

Я думаю пирушки и походы 
Не шибко вечны в памяти народа. 
Но есть одна, не то чтобы забава, 
Зато наверняка почёт и слава. 

Как говорят заезжие людишки 
В соседнем небогатом городишке 
Живёт один предерзкий безземелец 
Да колокольных дел большой умелец. 

Вот ты и прикажи его просватать 
Пред светлы очи, в княжие палаты. 
А тут и закажи, другим на диво, 
Отлить ко сроку колокол правдивый. 

За то сули казны ему немного. 
(Потом обманем, то моя тревога) 
И будешь, всем князьям на удивленье, 
Иметь ты небывалое творенье. 

Но, главное, ты князь своею властью 
Оговори в условье, чтобы мастер 
В тот колокол вложил ещё присловье; 
Что ?Князю, мудрому, и слава и здоровье!? 

Возрадовался князь такой подсказке, 
Расщедрился на милости и ласки. 
Советнику же сунул три алтына. 
?Мол, ты их заслужил, хоть и скотина!? 

Гонцов послал в соседний городишко. 
Те в миг нашли убогонький домишко. 
И через день умелец умудрённый 
Стоял напротив княжеского трона. 

Князь только-только вылез из постели. 
Его скорее няньки приодели, 
Пригладили гребёнкой волосёнки, 
А сами притулились чуть в сторонке. 

Князь оглядел известного умельца 
И так сказал: ?Есть, мужичонка, дельце! 
Доверю я тебе создать творенье: 
В нём прояви сполна своё уменье! 

Отлей-ка к сроку колокол правдивый 
Во славу мне и всем вокруг на диво! 
Да чтоб он князя славил откровенно. 
Создашь . награда будет непременно!? 

Сказал умелец: ?Дело мне знакомо! 
Что ж, отолью я колокол с трезвоном. 
Но думаю я князь, что не по вкусу 
Окажется тебе моё искусство?. 

Прикрикнул князь: ?Не смей холоп перечить! 
Попридержи предерзостные речи! 
Ступай-ка, лучше, с богом на подворье, 
Готовь к литью горнило и уголья?. 

И мастер вышел прочь, пожав плечами. 
Пошла работа днями и ночами! 
Три месяца огнём пылали горны 
И разносили смрад вокруг тлетворный. 

Но день настал и горны погасили. 
Отлили колокол, как должно остудили, 
Подвесили, чтоб мог он раскачаться 
И стали молча князя дожидаться. 

Князь вышел, чуть красуясь пред народом. 
За ним советники вертелись хороводом.. 
Он знак подал и те с крыльца сбежали 
Сказать, чтоб испытанье начинали. 

И двое, охнув, потянули за верёвку: 
Потели, тужились,.. Да только всё без толку! 
Потом к ним и другие подоспели, 
Но колокол осилить не сумели. 

Тут рассмеялся мастер умудрённый: 
Эх, серые вы княжие вороны! 
Видать не впрок вам сладкие объедки? 
Уж лучше бы вы каркали на ветке. 

Махнул рукой и княжая орава 
Попадала налево и направо 
Сам за верёвку взял и потянувши, 
Ударил так, что заложило уши. 

И от того повышибало двери. 
Крыльцо шатнулось, покосился терем. 
Так медь на медь легла с протяжным стоном 
И отозвался колокол стозвоном! 

Как говорилось в княжьем уговоре, 
Во все концы широкого подворья 
И дальше, до последнего селенья 
Разнёсся голос вещего творенья 

Но не о славе князя и здоровье, 
А говорил о пролитой им крови! 
О сиротах, оставленных без крова! 
О княжьей жажде смерти и раздора! 

Минуя все запреты и препоны, 
Звучал набатом колокол стозвонный! 
И будто подголосками повсюду 
Звенело грозно: ?Князь . злодей, Иуда!? 

Хватил князь по уху советника с размаху, 
Порвав на нём богатую рубаху. 
Умельца же схватили и скрутили, 
Пред княжьи грозны очи подтащили! 

И молвил князь: ?Что ж, хороша работа! 
Я думаю свести нам должно счёты, 
Пришёл черёд по княжьи рассчитаться. 
Мне должником зазорно оставаться. 

Что сделано, того уж не исправить. 
Но я в ответ решил тебя прославить! 
Хочу позвать заплечного умельца. 
Уж он поможет мне обделать это дельце. 

Тут на подворье люд зашевелился, 
Заволновался, в страх расступился 
И пред крыльцом с резьбою золоченой 
Возник палач, как будто вором чёрным! 

Князь указал на мастера с презреньем. 
И к языку стозвонного творенья 
Умелец с перебитыми руками 
Прикован был тяжёлыми цепями. 

И загнусавили советники всем хором: 
Ай, княже! Заплатил по уговору! 
На страх врагу скора твоя расправа! 
Владыке, нашему, поклон земной и слава!? 

Но вновь ударил колокол набатный: 
Он звал народ на бой, на подвиг ратный! 
То мастер, слившись с медью воедино, 
Сзывали люд на месть, за смерть невинных. 

От звона того грозного оглохши, 
Князь, растолкав советников примолкших, 
Накинулся на вещее творенье, 
Чтоб прекратить народное смятенье. 

От ярости, черней осенней ночи, 
Схватил он меч и мастера прикончил. 
Но сколько ни ярился, был не в силах 
Остановить он колокол правдивый. 

В припадке буйства князь умом рехнулся 
А колокол в последний раз качнулся 
И рухнул вдруг со стоном прямо наземь, 
Похоронив и мастера и князя! 

Свои комментарии присылайте на cosmic_x@mail.ru